Жизнь города на линии огня…

Ôîòî Ñåðãåÿ Êîñÿêà 06.09.16 Ìàðüèíêà

Жизнь города на линии огня…
Мария Семенченко
Оригинальное название статьи: Война по расписанию
Источник: https://day.kyiv.ua/ru/article/obshchestvo/voyna-po-raspisaniyu
Как это — не спать три месяца из-за постоянных обстрелов?
Волонтер Сергей Косяк — о жизни Марьинки, города на линии огня…
В последние дни в Марьинке Донецкой области тихо. Не прилетают снаряды, не горят дома, люди не ночуют в подвалах. Местные жители с удивлением и страхом воспринимают этот очередной режим тишины — не знают, как надолго это, может, это признак длительного перемирия или затишье перед бурей. Они уже привыкли жить на линии огня, если вообще можно к такому привыкнуть. У жителей Марьинки свой особый режим жизни: они приспособились к обстрелам, знают, когда те начинаются и сколько в среднем длятся, и все свои ежедневные дела пытаются сделать до или между ними.
О каждодневной жизни тех, кто не покинул город и сейчас живет в условиях постоянной войны, беседуем с пастором протестантской церкви, известным волонтером Сергеем Косяком. Это он в мае 2014 года в Донецке попал в плен к боевикам «ДНР», был подвергнут пыткам, а впоследствии, покинув город, стал активным волонтером. Вывозил людей из-под обстрелов на территории, подконтрольные Украине, был одним из организаторов специальной базы помощи переселенцам, помогал украинским военным. Сейчас помогает мирным жителям Марьинки, среди которых много тяжелобольных, собирает и развозит продукты и средства гигиены, лекарства. А еще является инициатором и активным участником ряда благотворительных проектов — от социальной пекарни до вывоза детей на отдых подальше от войны и страха.
Кроме того, Сергей Косяк активно пользуется Facebook. Именно там, на его странице, можно прочитать десятки историй тех, кому вместе с другими волонтерами помогает пастор, прочитать о человеческих трагедиях, вызванных этой войной, и человеческих радостях — несмотря на войну. Можно узнать об уже сделанном и только запланированном. А еще — об обстрелах города. Если кому-то кажется, что войны уже нет, — стоит просто взглянуть на фотографии с разрушенными домами, пулями и кусками снарядов во дворах и домах людей, почитать истории Сергея Косяка. Война продолжается, и тысячи людей вынуждены жить под обстрелами.
«СЕЙЧАС У МЕНЯ ВРЕМЕНАМИ СЛУЧАЕТСЯ ПАНИКА»
С 3 июня 2016 года и до первых дней сентября каждый день в Марьинке были сильные обстрелы, рассказывает Сергей Косяк. Он говорит, что ситуация такая, как была летом 2014 года. «Три месяца постоянных обстрелов. Каждую ночь — обстрелы, а перестрелки бывают и утром, и днем. В четыре часа дня Марьинка замирает. Закрываются магазины, государственные учреждения, с улиц исчезают люди. Ходить по них опасно — можно попасть под снаряд, или тебя могут остановить военные и заподозрить в диверсиях, будут проверки, а это очень неприятно», — объясняет пастор.
С семи утра и до четырех город живет привычной жизнью, временами даже может показаться, что никакой войны уже нет. Однако очень быстро это впечатление исчезает. «После четырех начинают стрелять — с обеих сторон. Сначала из стрелкового оружия, а ближе к девяти вечера начинаются минометы, ночью — тяжелое вооружение, самоходные артиллерийские установки и реактивные системы залпового огня. И так до утра. Выходит, здесь война идет по расписанию, — говорит Сергей Косяк. — Привыкнуть к войне, к обстрелам невозможно, но можно приспособиться к такой жизни. Жители Марьинки делают все свои дела днем. Покупают воду, продукты. Потом начинаются обстрелы и перестрелки. Если все приобретает большой масштаб и становится совсем нестерпимо, спускаются в подвалы. То, что люди по ночам не спят, — однозначно».
Последствия жизни под постоянными обстрелами пастор хорошо почувствовал на себе. «Я живу на линии огня. В 150 метрах от моего дома — позиции ВСУ, в 250-ти — позиции боевиков. И раньше я нормально жил: начинался обстрел, я закрывал окна, надевал наушники, слушал музыку. А теперь у меня временами случается паника, когда начинают стрелять. У меня в доме есть глухой угол, куда я бросил одеяло, и куда забиваюсь во время обстрелов».
«ПОЛОВИНА ЖИТЕЛЕЙ ПОКИНУЛИ ГОРОД»
«Мы помогаем всем, кто к нам обращается, потому что здоровых людей в Марьинке просто нет. Как можно быть здоровым, если три месяца не спишь? Есть те, кто очень нуждается в помощи, и те, кто еще может как-то сам выживать. Раньше в Марьинке проживало около 12 тысяч человек. Сейчас в городе осталось шесть тысяч. То есть половина города выехала. Это те, кто мог себя обеспечить на свободных территориях. Те, кто смог где-то как-то закрепиться, арендовать квартиру, найти работу или открыть свой бизнес и т.п. А шесть тысяч человек, которые остались, — те, кому некуда ехать и кто не очень финансово защищен. Также остались те, кто физически не может перемещаться, — лежачие, инвалиды. Их очень много в городе. Много больных деток. И, наверное, таким людям сейчас труднее всего, — рассуждает пастор. — Им помогают в основном волонтеры или гуманитарные организации, вошедшие в Марьинку. Целенаправленной помощи от государства нет. Чем реально сегодня занимается городской совет и другие административные городские органы — это распределение помощи, которую выделяют гуманитарные организации разного направления — ООН, ЮНИСЕФ и другие, — между теми, кто остался в городе».
Сергей Косяк рассказывает, что поскольку война в городе продолжается «постоянно и по-настоящему», сюда часто привозят помощь разные гуманитарные организации. Таким образом, жители имеют доступ к врачам, продуктам, медикаментам и т.п. «Кризиса в питании, чтобы люди умирали от недостатка продуктов, в городе нет. Те, кто ходит, могут пойти и выбить себе какую-то помощь, а больше всего страдают те, кто не может сам себя обеспечить. Мы к таким ходим, помогаем им», — говорит Косяк.
Среди проблем города — перебои с водой. Ее нет по несколько недель. «Половина города обеспечивается водой из Донецка, половина — с территории, подконтрольной Украине. И там, и там дают техническую воду. И вот Донецк отключил воду. Официальная причина — водопровод разбомбили, но я думаю, что это вопрос финансов. Люди не платят за воду, вот они и перекрыли. Эта проблема никак не решается. Касательно этой ситуации пишутся письма в Марьинскую райгосадминистрацию. Реакции нет никакой — ни официального ответа, ни заявления, ничего. Но в реальности их и не может быть, потому что воду перекрыли с той стороны», — рассказывает Косяк. Воду жители вынуждены покупать в магазинах или ходить за ней к тем, у кого есть колодцы. Помогают и гуманитарные организации.
Силами волонтеров 250 детей этим летом смогли отдохнуть в детских лагерях подальше от войны. «В целом в Марьинке осталось 600 детей в возрасте до 14 лет. Треть детей — 224 — это те, кто родился во время войны, за эти два с половиной года», — говорит Косяк. По его словам, дети смогли отдохнуть благодаря согласованному сотрудничеству многих церквей и помощи разных общественных организаций. «Детям из Марьинки нужно не то что отдохнуть, а хотя бы хорошо выспаться», — говорит волонтер.
«НАСТРОЕНИЯ ЛЮДЕЙ ИЗМЕНЯЮТ ТЕ, КТО ЗАШЕЛ В МАРЬИНКУ»
«Настроения людей в городе меняются в зависимости от интенсивности обстрелов, — продолжает Сергей Косяк. — Чем больше обстрелов, чем больше это напряжение, тем больше у людей агрессии, неудовлетворения, злобы. В Марьинке, вероятно, нет таких людей, которые говорят: «Украина — это хорошо» или «»ДНР» — это хорошо». Они смотрят на то, как к ним относятся те, кто находится рядом. Город пережил много ротаций украинских военных, и все зависит от того, как они относятся к местным. Были прецеденты, когда военные одной из бригад издевались над людьми. А когда была, например, 14-я бригада ВСУ, ребята из нее охотно помогали местным в разных вопросах и наладили контакт с жителями города. И для местных это было свидетельством, что защитники — это действительно защитники. Настроения людей изменяют те, кто зашел в Марьинку».
СОЦИАЛЬНАЯ ПЕКАРНЯ: 15 РАБОЧИХ МЕСТ, ТРИ ТЫСЯЧИ ИЗДЕЛИЙ ЕЖЕДНЕВНО
В марте этого года на базе христианского центра помощи в Марьинке открыли социальную пекарню. А уже в августе этого года в город завезли оборудование для второй такой пекарни, которая должна обеспечить социальным хлебом прилегающие села и городки. Пекарню открыли волонтеры христианского центра помощи, среди которых и Сергей Косяк.
«Организация «Миссия Евразия» помогла собрать средства на открытие в Марьинке социальной пекарни. В ней мы выпекаем, наверное, самый дешевый хлеб в Украине, но качественный. Часть мы продаем, а часть раздаем бесплатно. Днем у нас выходит три тысячи хлебобулочных изделий», — делится волонтер. По его словам, расширение производства поможет увеличить эту цифру до шести тысяч изделий в сутки.
Единственное, что специфика жизни в прифронтовом городе часто вносит свои коррективы. Например, отмечает Косяк, из-за того, что в Марьинке нет нормальной воды, только техническая, пекарская аппаратура не выдерживает таких нагрузок.
Также большие проблемы для пекарни создают перебои с электричеством. «Часто после обстрелов исчезает электричество, и у нас уже не раз пропадал замес, портилось тесто. Один раз был такой неприятный случай, когда после очередного обстрела вырубило электричество, а тесто уже замесили, просто оно еще не подошло до нужного уровня. Чтобы оно не пропало, наши пекари испекли хлеб из него, а потом жители жаловались, что он был некачественным, — говорит пастор. — Поэтому пытаемся работать в боевых условиях. Чтобы пекарня работала, вышла на уровень самообеспечения, мы дали 15 рабочих мест. За два с половиной года впервые в Марьинке появились новые рабочие места. За это время никто не вложил ни копейки, чтобы заработало какое-то предприятие или производство. Когда-то в Марьинке был знаменитый и, наверное, лучший хлебозавод в Донецкой области. Его во время войны разбомбили. Без работы остались квалифицированные работники: технологи, пекари. Мы наняли этих работников, и благодаря им наша пекарня заработала».
«ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДОМОЙ»
Что касается переселенцев, то сегодня, отмечает Сергей Косяк, их прибывает в город не так много. Зато в последнее время появилась другая тенденция — возвращение переселенцев домой. «Я звоню своему другу, который остался в Донецке, занимается строительством и ремонтом. Он говорит, что работы у него сейчас достаточно, потому что много людей возвращается. Люди выехали, когда были обстрелы, потом ждали, пока в город вернется Украина, а затем поняли, что это надолго. Поэтому возвращаются в свои дома, так проще и легче, чем быть где-то без работы и без возможности обеспечить себе достойную жизнь, нанять квартиру, найти работу и т.п., — объясняет Косяк. — Остаются переселенцы, как я — которым нельзя возвращаться. Таких много, им надо помогать. И мы помогаем тем, кто пытается адаптировать в другой среде. Яркий пример — шахтер из Макеевки Иван. Он у нас на базе для переселенцев прожил полтора года, у него четверо детей, мать, жена. Сейчас у него — при нашем содействии и при нашей помощи — есть свое фермерское хозяйство, 30 голов скота, поле в несколько гектаров, трактора, наемные работники. Человек нашел себя на свободной территории. Поэтому мы пытаемся людям, которые прошли через нашу базу переселенцев, а это около девяти тысяч человек, как-то помочь начать новую жизнь».

Геннадий Гололоб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
28 ⁄ 14 =