«Как имя твое?»

«Как имя твое?»

Гололоб Г.А.

«И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков» (Быт. 32:27).

В древние времена узнать имя другого человека мог только близкий ему человек. Когда же встречались незнакомцы, они не спешили задавать такой вопрос: «Как имя твое?», до тех пор пока не знакомились ближе. Патриарх Иаков также однажды встретил незнакомца, с которым вступил в борьбу. Поскольку этот незнакомец не смог одолеть Иакова, он решил повредить ему ногу. Тогда Иаков ухватился за него обоими руками, не желая отпустить. Подспудно чувствуя, что имеет дело с Божественным Посланцем, Иаков пожелал получить от него благословение. Вот тогда и прозвучал этот вопрос: «Как имя твое?»

Одним словом, после долгой ночной борьбы для их обоих настала пора познакомиться. Незнакомец как бы сказал: «Я испытал на себе твою силу, какое же у тебя имя?» Иаков бы и рад признаться, да вот имя-то его не очень красивое – «обманщик». Но что поделаешь, без этого признания не получить желанного благословения. И Иаков произнес свое имя. Только тогда он услышал в ответ: «Отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт. 32:28). Одолевать людей – это еще можно, но с Богом все же лучше не бороться.

Существует мнение о том, что Бог любит Израиль самым безусловным образом, т.е. вне зависимости от его поведения. Это мнение исповедовали в первоапостольское время т.н. «фарисействующие» (Деян. 15:1-11), поскольку они также превозносили Израиль не только перед другими народами, но и перед Церковью Христовой, унаследовавшей обетования, данные ранее только ему одному. Насколько его можно считать истинным? Было время, когда Израиль бесспорно обладал рядом преимуществ, но означают ли они то, что Бог любил его больше остальных народов?

Кроме того, претензия еврейского народа на исключительность поднимает множество других вопросов: Будет ли будущее Израиля представлять собой просто возвращения к прошлому его величию, например, времен Соломона? Каково его место в новозаветном «народе Божьем»? Все ли обетования, данные Израилю, Бог намерен осуществить в духовном смысле или же часть из них сохранят свой сугубо земной характер? Какие из них уже сбылись, а каким еще только предстоит исполниться? Изменил ли Новый Завет, или факт отвержения Израилем своего Мессии его прежний статус народа-носителя Божественного Откровения? Изменилось ли от этого прежнее представление ветхозаветных пророков о последнем времени человеческой истории? Все эти вопросы глубоко волнуют нас, когда мы начинаем рассуждать о судьбах – исторических или будущих – Израильского народа. 

Но насколько важно задаваться этим вопросом? Если Бог любит Израиль больше других народов, тогда Он любит больше одних людей по сравнению с другими. Это напоминает собой смягченную форму кальвинизма, разделяющую Божью любовь к людям на две непропорциональные степени: большую для некоторого числа людей и некоторую для всех остальных. И если Бог кальвинизма заслуживает обвинения в несправедливости, то Бог «фарисействующих» — в лицеприятии, о котором говорил апостол Петр в доме Корнилия (Деян. 10:34-35). В любом случае, получается, что испытать полноценную жизнь во Христе может только «духовная» элита. Ниже мы осветим этот вопрос в свете Новозаветного Откровения, рассмотрев все «за» и все «против» данного мнения.

Три представления о духовной элитарности

Существует три представления о том, каким может быть духовные преимущества одних людей или народов над другими: безусловная элитарность, условная элитарность и корпоративная элитарность. Хотя все они зависят от Бога, но только вторая и третья наряду с этим — также и от самого человека.

Примером первой разновидности духовной элитарности следует признать расовый подход к исключительности (сионизм, нацизм, природная ущербность негроидной расы, бихевиоризм). Согласно этому представлению, Бог наделил отдельный народ или группу народов определенными (физическими, духовными, интеллектуальными и т.д.) преимуществами, заложенными в самой их биологической природе на генетическом уровне. Общеизвестно, что большинство лауреатов различных международных премий – это евреи. Некоторые исследователи иудаизма считают этот факт доказательством интеллектуального превосходства евреев над остальными народами, хотя в действительности всесторонняя успешность евреев объясняется круговой порукой, позволяющей им быть всегда впереди.

Вторая разновидность означает, что определенные преимущества одной народа перед другим определяются, прежде всего, особенностями его исторического развития, культуры и образования, и в этом смысле зависят от него самого. Природа же представляет собой бесформенную массу, из которой сам народ выковывает из себя  то, что хочет (различные теории социального прогресса, экзистенциализм, персонализм и другие). Например, многие исследователи отмечают особую воинственность готских племен, которая постоянно сопровождала их историю из-за постоянного стремления расширить пределы их обитания. Подобным же образом, считают африканцев легко вспыльчивыми людьми, поскольку им приходилось добывать себе пищу в суровой конкурентной борьбе. Ассирийцы и древние персы отличались своей жестокостью, чему сторонники этого мнения дают собственные объяснения.

Третью разновидность духовного элитаризма выделяют, прежде всего, культурологи, считающие принципы мышления древних людей корпоративными, а не индивидуальными. Это значит, что в те времена люди оценивали свои поступки только в связи с положением собственного рода. Весь род заботился о каждом своем члене, а каждый человек – о собственном роде. Данное обстоятельство делает эту разновидность элитарности промежуточной между двумя предыдущими, поскольку в главном своем проявлении она относилась лишь к коллективному целому, но не исключала собой также и индивидуальное измерение, хотя обычно и подчиненное первому. Примером такого рода элитаризма является устройство первобытных племен и некоторых т.н. «отсталых» народов, ведущих охотничий или кочевой образ жизни (бедуины, тасманийцы, индейцы, цыгане и другие народности Африки, Латинской Америки и Австралии).

Поначалу эта разновидность элитарности была присуща также и Израилю, но примерно в период Вавилонского пленения была отменена по предписанию Божьих пророков (Иеремия, Иезекииль и другие). В последующее время Израиль стал представлять собой, смесь из двух первых разновидностей духовной элитарности. При этом, условная элитарность в Израиле проявлалась в учении о заслугах перед Богом, если не самого народа, то его родоначальника Авраама. Позже апостол Павел боролся с этим учением, доказывая евреям тот факт, что вечная их судьба не зависит от их заслуг перед Богом, но является Божественным даром, который им нужно принять верой (см. напр. Рим. 2:17-20). Тем не менее, богоизбранность Израильского народа всегда сохраняла корпоративные признаки, так что этим понятием оперировали даже первые христиане.

Поскольку вопрос о заслуженном превосходстве освещен в других моих статьях, рассмотрим кратко только безусловную или расистскую разновидность элитарности.

Расовая элитарность

Некоторые представители этой теории считают, что расовые различия порождены естественным процессом либо биологической, либо технической эволюции отдельных народов. Никакого злого умысла в этом учении нет, поскольку все люди и народы различны без какой-либо их собственной вины в этом. Нельзя же называть «расизмом» простое указание на существование различий между людьми по цвету их кожи. Конечно, о самом факте существования биологических, психологических или иных различий мы и не говорим, речь идет лишь о том значении, которое придают этому явлению различные исследователи.

Сказанное не означает того, что ученый просто обязан принести в жертву морали все свои объективные знания, но о том, что этими знаниями можно легко злоупотребить нечистоплотным в моральном отношении людям. Иначе говоря, играет важную роль способ объяснения этого факта и то, является ли такое объяснение не только научным, но и полезным для гармоничного существования общества, или нет. И хотя все монотеистические религии (прежде всего, иудаизм, христианство и ислам) признают происхождение всех людей «от одной крови», все же и им не всегда удавалось избежать негативного влияния со стороны всевозможных секулярных теорий.

Со времени появления дарвинистской теории о биологической эволюции в середине девятнадцатого столетия в Европе начали появляться как грибы различные антропологические теории, исповедующие этот подход. Так, ученые обратили внимание на тот факт, что представители т.н. «примитивных» племен (напр. готтентоты) имеют размер мозга меньший, чем он наблюдался у европейцев. Потом начались поиски других признаков этого явления (сохранение лобного шва, различие в группах крови и др.). Такие исследования проводили не только немецкие ученые (напр, Р. Видерсгейм, Г. Бушан, Ф. Тидеман), но и русские (напр. В.А. Городцов, Д.Н. Анучин, В.В. Бунак). Их выводы состояли в том, что белые и монголоидные народы являются более развитыми в умственном отношении, чем негроидные и австралийские.

Но откровенно расистские воззрения возникли с открытием Америки и появлением колониализма. Само слово «расизм» в современном его смысле ввел в оборот ученый Франсуа Бернье в 1684 году. Практически все французские «просветители» полагали рабство естественным состоянием негров. Во второй половине XIX века международные ассоциации боксеров отказывали неграм в соревнованиях с европейцами. И это происходило вовсе не потому, что «белые» считали ниже своего достоинства драться с «черными», а, напротив, считалось, что чернокожие менее чувствительны к боли, и поэтому имеют естественное биологическое преимущество. И все это утверждалось тогда на уровне полноценного «научного» знания, пока не было полностью запрещено в середине XX века.

Конечно, «Происхождение видов» Ч. Дарвина утвердило это мнение в научных кругах. Правда, оно подняло сразу следующий вопрос: «Имела ли эволюция одно начало или несколько независимых друг от друга?» Иными словами, была лишь одна цепь развития живых существ или несколько? Если эволюция смогла возникнуть однажды, почему бы ей не возникать и в дальнейшем? Постановка этого вопроса напрямую привела к созданию большого количества разных расовых теорий, пытающихся доказать эволюционное превосходство одних народов над другими. С точки же зрения современного положения дел трудно найти доказательства вероятности естественного появления даже одной эволюционной ветви, не говоря уже об их множестве. Действительно, если для признания ее одной необходима вера в одно чудо происхождения всего живого из единой живой клетки, то любое повторение этого процесса в другом месте или времени требовало признания нескольких таких чудес.

Ученые-антропологи предположили, что первоначальные индоевропейцы были в расовом отношении типичными жителями Северной Европы: крупными светловолосыми блондинами, но это т.н. иафиты, а семиты, к которым относятся евреи, ведут свое происхождение из Месопотамии (точнее из Ура Халдейского, откуда пришел в Ханаан Авраам). Но чьи предки появились раньше, тех следует признать более развитыми во всех отношениях народами. На этой почве и столкнулись между собой германский нацизм и еврейский сионизм. Иными словами, реальные достижения обеих этих наций вообще не брались во внимание, поскольку спор велся исключительно об их происхождении.

Придя к власти, нацисты тут же начали проводить расовые законы в жизнь. Первым из них был «Закон об упорядочивании национального состава управленческого аппарата» от 11 апреля 1933 года, который предполагал изгнание евреев из управленческого аппарата всех уровней и прием на работу исключительно арийцев. Вскоре появилось понятие «мишлинге», то есть полукровки, для обозначения лиц смешанного происхождения, но определить его конкретное содержание в точности было затруднительно. В дело пошли специальные инструкции, описывающие форму ушных раковин, носа и черепа. С один момент полмиллиона немецких евреев превратились в существ, поставленных вне закона и которые должны были жить отдельно от немцев.

Конечно, уничтожение фашистами шести миллионов евреев, не было исключительным явлением. Например, в 1914–1915 годах в Турции под руководством партии младотурок было вырезано порядка 2,5 миллиона армян, что составляло 40 % всех живших на земле армян. Кстати, пост президента Турции в это время, а также главы МВД и службы госбезопасности, занимали лица еврейского происхождения. Но армяне, исповедуя христианское учение, не были заинтересованы в осуществлении какой-либо мести своим обидчикам. Они не устраивали Нюрнбергских процессов и не строили множество мемориалов. Христианам свойственно страдать, так что они не делают из этого факта сенсаций. Добро всегда страдает от зла – это обычное положение вещей в нашем мире.

Но в Высшем Промысле Бога Израиля именно таким путем было допущено очистить Свой народ от высокомерной его претензии господствовать над другими народами, ради спасения которых также умирал Иисус Христос. Для сравнения можно привести такой случай, который вспоминает Андрей Буровский: «Год назад состоялся у нас Международный съезд партизан и организаций сопротивления времен войны. Прибыли греки, французы, бельгийцы, итальянцы… Единственными, кого израильские партизаны отказались допустить на съезд, были их немецкие товарищи — активные участники боев с гитлеровцами, единственная вина которых была в том, что они как немцы принадлежали к «народу убийц»» (Буровский А.М. Правда о «еврейском расизме». Эл. издание: https://history.wikireading.ru/65914). В другом месте тот же автор заявляет: «Не буду доказывать очевидного: что на каждого немца, убивавшего евреев, приходился другой, спасавший» (там же). И с досадой делает такое заключение: «Только расизм европейских народов вспыхнул ядовитой звездой и погас, а еврейский посверкивает до сих пор» (там же).

Нам возражают: «спасение вечное равно для всех, а земное – не равно», но такое мнение разделяет волю Божью на две несвязанные между собой части: земную, частную, и небесную, общую. Здесь в иудаизме происходит нечто подобное кальвинизму, разделяющему весть Евангелия на провозглашенную всем и на даруемую в реальности лишь некоторым. Неужели Библейский Бог, дарующий вечное спасение всем без различия, пожалеет дать кому-либо Своей любви в земных делах? Да, наши дети имеют различные права и различные привилегии, но все они — наши дети, и никого из них мы не любим больше или меньше остальных.

Еврейский расизм

Идеология еврейского расизма тесно переплетена с таким движением, как сионизм, объединившем евреев разных убеждений (от левых социалистов до религиозных фундаменталистов) под общей идеей возвращения представителей еврейского народа на свою историческую родину. Сам термин «сионизм» ввел в употребление лидер ортодоксально-религиозного движения Натан Бирнбаум в 1890 году, но очень скоро стало понятно, что сионизм преследует не только цель возвращения евреев в Палестину и даже не цель создания государства Израиль. Об этом не трубили во всеуслышание, но было ясно, что конечной целью нового движения является выделение Израиля из числа всех остальных народов мира, как исключительного и незаменимого.

Началом политического сионизма принято считать 1896 год, когда Теодор Герцль (1860–1904) опубликовал свою книгу под названием «Еврейское государство». В следующем году в Базеле прошел Всемирный сионистский конгресс, где были созданы Всемирная сионистская организация и Базельская программа сионистов, предписавшая каждому еврею быть одновременно подданным и «своего» государства, и будущего Израиля. Правительства ведущих в экономическом отношении стран сразу же расценили это как появление «пятой колонны» в своих рядах. Действительно, евреи призывались обратить все ресурсы тех стран, в которых они жили, на пользу еще не образованной страны Израиль.

Когда в 1948 году было образовано государство Израиль, Иосиф Сталин вначале приветствовал эту инициативу, позволив выезд туда советских евреев. Таким путем он собирался сделать Израиль своим союзником, но очень скоро понял, что евреи намерены не только строить «свое» государство, но и строить его при помощи любых средств. Опасаясь уже всемирного заговора со стороны сионистов, он решил приструнить советских евреев, но не успел. «Чудесное» избавление от посягательств «вождя народов» было воспринято евреями как милость Всевышнего.

Некоторые упоминания о расизме мы встречаем даже в Библии. Например, древние египтяне чуждались общения с азиатами, считая их нечистыми или проклятыми. Так, сидеть за одним столом с ними для них было «мерзостью» (Быт. 43:32). В Библии только отчасти показана жестокость ассирийских воинов по отношению к жителям завоеванных ими стран (см. 4 Цар. 18:33-35). Из истории Древнего мира мы знаем о том, что ассирийцы снимали кожу с живых врагов и покрывали этой кожей стены захваченных крепостей. Они не только насаживали на колья своих врагов, выкалывали им глаза, отрезали конечности, но и поручали эту «работу» подросткам, чтобы приучить их к жестокости по отношению к другим народам. Теперь нам становится более понятным, почему пророк Иона не хотел проповедовать ниневитянам Слово Божье. Но неужели подобным образом имел право (не говорим уже об обязанности) вести себя также и «народ Божий»?

Римляне и греки называли представителей других народов «варварами» (от фразы «бар-бар»), т.е. бормочущими бессвязные звуки, а не говорящими по-человечески. А Аристотель писал о том, что эти варвары рождены для того, чтобы быть рабами. Только христианство утвердило другую мораль, призванную уважать каждого человека на земле. Например, Иисус Христос рассказал притчу о добром самарянине, который спас раненного разбойниками еврея — поступок, прямо противоположный морали «режь всех иноплеменников до последнего младенца». Следуя Ему, апостол Павел утверждает, что во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа. Но неужели этот подход не наблюдался также и в учении ветхозаветных пророков? Конечно, но прежде нам следует сказать нечто о «еврейском расизме».

Конечно, берясь за освещение этой темы, мы нисколько не отрицаем собственных проблем, которые также можно было бы назвать «христианским расизмом», если бы наша вера не имела бы мультинационального характера. Поскольку же обе эти мировые религии – иудаизм и христианство – претендуют на обладание духовной исключительностью, между их представителями часто возникали распри и вражда, тем самым красноречиво доказывая тот факт, что никто из них не понимал «общего» Бога правильно. Поэтому, указывая на некоторые отступления от закона Божьего со стороны различных представителей еврейской нации, а вернее ее национальной элиты, мы тем самым не пытаемся замолчать свои собственные грехи в этой области.

Можно, например, вспомнить такую историю. В 576 году епископ Авит отправился в еврейский квартал города Клермона уговаривать евреев креститься. Но когда нашелся один сделавший это, еврейская община ему не простила: когда он участвовал в какой-то церковной процессии, к нему подбежал еврей и вылил ему на голову какую-то зловонную жидкость. После этого толпа христиан разгромила синагогу и грозила перебить всех евреев. Правда, на другой день епископ Авит созвал всех клермонских евреев и предложил им креститься или покинуть город. Около пятисот евреев Клермона согласились креститься, остальные переехали в Марсель. Вот так происходила борьба за исключительное право представлять истину Божью другим народам. Но просто множить эти свидетельства у нас нет никакого желания. Намного лучше перейти к анализу этого явления и указать путь избавления от него.

Мы хотим акцентировать внимание читателя на том, что первоначальное убеждение большинства представителей еврейской нации в своей исключительности следует отличать от последующего стремления ее состоятельной верхушки получить мировое господство. Это два разных уровня осознания евреями своей идентичности, но второй из них практически всегда злоупотреблял первым. Конечно, у евреев действительно было много недоброжелателей. Например, древнеегипетский жрец Манефон многое приписывал им незаслуженно (например, человеческие жертвоприношения). Это неудивительно, поскольку египтяне, обожествлявшие живого фараона, не могли терпеть т.ск. «трансцендентный» монотеизм евреев.

И все же некоторые оценки национальных черт этого народа оказались справедливыми. Например, римский историк Страбон (ок. 64 до н.э.-ок. 24 н.э.) писал о евреях в своей «Географии» следующее: «Они проникли во все страны мира, и трудно указать такое место в мире, куда бы это племя не пробралось и не стало бы господствующим». Самым интересным в этом свидетельстве является то, что евреи специально расселялись по всем странам мира в целях не одного лишь ведения торговли, но и занятия высоких должностей в правительстве этих стран. Там, где последнее не удавалось, они вели скрытую работу, не чуждаясь подкупов, шантажа, провокаций и других афер, добиваясь с их помощью того, чтобы в руководстве конкретной страны находились только угодные им люди. Такая сугубо политическая деятельность идейных «боссов» иудаизма удовлетворяла рядовых евреев, так что они всячески содействовали осуществлению конкретных планов последних, не глубоко вдаваясь в их мотивацию и причины. Такое положение вещей сохраняется до настоящего времени.

В принципе во все времена к столь безболезненному способу достижения всемирной власти стремились прибегнуть многие люди и народы, но в отличие от евреев, объединенных общей верой и национальностью, не могли составить им серьезной конкуренции, чем прекрасно пользовалась состоятельная верхушка еврейской нации. В конце концов, евреи, составляющие финансовую элиту уже не одной какой-либо нации, а всего человеческого сообщества, поняли, что находятся недалеко от реализации своей мечты – достигнуть мирового господства без использования грубого насилия, революций или войн. Конечно, в исключительных случаях, они не брезговали ничем, но без особой надобности «нечистыми средствами» не злоупотребляли, что объясняет, почему среди интернациональных коммунистов были и еврейские расисты, например, Исаак Бабель.

Любимым методом работы этих финансистов мирового масштаба было неафишируемое стремление достигнуть своего «чужими руками», хотя на практике это всегда приводило к столкновению лбами интересов тех людей, партий или народов, кого эти «великие махинаторы» искусственным образом делали врагами друг другу. Разумеется, при полной конспирации такой своей деятельности финансовая еврейская элита оставалась вне досягаемости какой-либо критики.

Какое отношение имеет этот факт к иудаизму как еврейской религии? Самое прямое, поскольку, по мнению иудейских лидеров (раввинов), мировое господство было обещано Израилю его пророками как проявление не просто особой, но именно безусловной благосклонности Бога к Своему народу. Поэтому и торговля евреев, и обогащение путем практики ростовщичества, и стремление занять во многих странах руководящие должности – все это освящалось Божественным авторитетом. Ниже мы рассмотрим этот вопрос с духовной точки зрения.

Доказательства духовной элитарности Израиля

«Сделает тебя Господь главою, а не хвостом…»

Еще устами Моисея Бог обещал Израилю следующее: «Сделает тебя Господь главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям Господа Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять»

(Втор. 28:13). Стоит обратить внимание на условный характер этого обещания Бога, адресованного Его народу. Библейские пророки также возвещали ему «главенство» среди других народов (см. напр. Ис. 2:2; Иер. 31:7; Мих. 4:1). Правда, это главенство Израиля над другими народами евреи и христиане понимают по-разному: первые, как то, чему надлежит исполниться в буквальном смысле, вторые, как пророчество, преимущественно уже исполнившееся в духовном смысле. С точки зрения новозаветной этики, для Божьего народа исключается даже само желание искать личного счастья за счет ущемления прав других людей. Этот же принцип относится также и к целым народам.

Разница в понимании характера этих обетований Бога определяется вопросом: «Всегда ли Божьи пророки выражались буквальным образом, говоря о господствующей роли Израиля среди других народов?» Очевидно, что древнееврейские пророчества обычно высказывались в поэтической форме, подчиняющей буквальный смысл их содержания духовному. Например, пророки всегда предпочитали моральный способ почитания Бога ритуальному, не чуждаясь при этом даже использования резких выражений. Например, пророк Исаия в сердцах восклицает:

«Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский! К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие — и празднование! Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1:10-17).

Оказывается, говоря о своих правах, евреи часто забывают о том, что любая их деятельность в области коммерции, торговли или политики должна отвечать, прежде всего, моральным и духовным критериям. Это значит, что если Бог обещал Своему народу что-либо (см. напр. Ис. 66:12), то отнюдь не в качестве самодостаточного явления, а лишь на условии того, что этим Его даром он не будет злоупотреблять. По этой причине обещанное Богом Соломону богатство нельзя приравнять к богатству, добытому им самим при помощи непосильных поборов населения, т.е. нечестивыми методами. Сказанное имеет отношение, прежде всего, к такому явлению, как ростовщичество, которым евреи всех социальных сословий, как правило, злоупотребляли. Связанные круговой порукой они всегда без особых трудностей добивались не только торговых преимуществ, но и финансовой монополии, оставляя своим конкурентам возможность довольствоваться владением лишь остаточной прибылью.

Размер начисляемых процентов у евреев никогда не находился в зависимости от уровня бедности или достатка человека, взявшего заем. А это было самым большим нарушением Божьей заповеди о заботе и покровительстве над бедными людьми, без разницы из какого они были народа. Если Бог уже от языческого царя требовал проявления «правды» и «милосердия к бедным» (Дан. 4:24; ср. Ис. 13:11), то разве чего-то иного Он ожидал от Своего народа? Поэтому Бог не мог быть удовлетворен тем, что зачастую вместо «спасителей угнетенных» евреи становились угнетателями, наживая себе Его «благословения» нечестивыми методами. Фактически их поведение можно назвать «культурным» грабежом, внешне прикрывающимся Божьим обетованием, подобно как некогда их предки отменили заповедь Божью своим преданием (см. «корван» в тексте Мк. 7:5-13).

Разрешить этот спор невозможно, не признавая принцип т.н. «Прогрессивного Откровения», завершившегося в приходе на землю Божьего Сына, Иисуса Христа. Именно в Новом Завете мы видим полное воплощение веры древнееврейских пророков в духовный характер миссии Израиля среди других народов. Но разве одно другому мешает? Да, принцип политического принуждения, лежащий у основания веры евреев в свое господство над другими народами, вступает в непримиримое противостояние с принципом любви Божьей ко всем народам, достигшей своего апогея в учении Иисуса Христа и Его апостолов.

Значит ли это, что Бог сказал Своим пророкам одно, а Иисус Христос Своим ученикам совершенно другое? Нет, не значит, поскольку Бог излагал Свой план спасения всех народов через посредство Израиля последовательным и постепенным образом, так что зачатки представления о духовном и универсальном характере еврейской миссии среди других народов присутствуют даже в учении ветхозаветных пророков. Одним из положительных последствий Вавилонского пленения было то, что иудаизм этого времени оставил свою сугубо племенную веру, которая была обращена только к единственному народу, и перешел к осознанию ее как мировой религии, обращенной к любому человеческому народу или племени.

Как только Израиль понял, что Бог имеет Свой план по отношению не только к нему «родимому», но и ко всем людям, вне зависимости от их национальности, тогда он изменил свое отношение к язычникам. Если Бог возложил на него миссию просвещения язычников, тогда он должен был стать для них «благословением» (см. Быт. 12:1-3), а не врагом, жаждущим только отмщения. Такой поворот мышления стал привлекательным даже для самих языческих народов, как высказался однажды известный русский философ В.С. Соловьев, «Бог в Библии никогда не повелевал своим пророкам обходить моря и земли, а напротив, возвещал через них, что все народы сами придут к Израилю». И многие язычники, действительно, начали принимать обрезание (см. обряд «гиюр»), пока не появились христиане и убедили их в том, что делать это не обязательно.

Важнейшим свидетельством в пользу данного мнения является указание Божьих пророков на мирный характер установления и протекания будущего царства Мессии (см. напр. Ис. 9:6-7; 32:15-19; 52:7; 53:5; 57:19; 60:17; Иер. 30:10; 33:6; 46:27; Иез. 34:25; 37:26). Это означает, что высший авторитет Бога Израиля другие народы признают добровольным образом (см. напр. «не руками» в тексте Дан. 2:45) и таким путем будут «уничтожены» все Его враги (см. напр. Ис. 11:4; Иез. 34:25). Частично эта цель была достигнута в приход Иисуса Христа на землю, поскольку Его учение предоставило людям возможность достижения мира среди всех народов.

В любом случае, иудаизм был более привлекателен для языческих народов, чем их собственные религии, причем благодаря его не внешним выгодам, а высокой морали. По крайней мере, Бог Израиля не устраивал пьяных драк и не спал с чужими женами, как Зевс, и не участвовал в аферах, как Аполлон и Афина Паллада. Чтобы доверить такому Богу свою жизнь не нужно было никаких буквально понимаемых завоеваний или «уничтожения» врагов. Очевидная истина не нуждается в использовании физического, экономического или психологического видов принуждения. Именно это подразумевал Божий пророк, когда говорил: «И узнают народы, что Я Господь, освящающий Израиля, когда святилище Мое будет среди них во веки» (Иез. 37:28).

«Идите наипаче к погибшим овцам Дома Израилева»

В качестве первого аргумента в свою пользу сторонники современных «фарисействующих» приводят текст Мф. 10:6: «Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите; а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева». Кажется, здесь напрямую утверждается особое положение израильского народа, причем во всей его этнической чистоте (см. «в город самарянский не входите»). Кстати, «Сам» Иисус ходил и проповедовал не только в Самарии (Лк. 9:52; 17:16; Ин. 4:4-5; ср. Деян. 8:1, 5, 25; 9:31; 15:3), но и в Сирии (Мф. 4:24; 15:21; 18:21; Мк. 3:8; 7:24, 26, 31; Лк. 6:17) и в Десятиградии (Лк. 17:11), что вступает в противоречие с необусловленным принятием за истину мнения «фарисействующих».

Но возникает вопрос: «Значение этого текста универсально, или же относится лишь к конкретной ситуации?» Конечно, тот же Матфей писал и нечто отличное от этого: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8:11). «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28:19; ср. Мф. 22:9-11; 24:14; 25:32). Как же можно совместить между собой оба эти рода евангельских свидетельств, даже если рассуждать в пределах сказанного по этой теме лишь в Евангелии от Матфея.

Многие читатели Библии неправильно понимают смысл самого избрания Израиля, усматривая в нем проявление Богом Своего пристрастия или фаворитизма. Однако настоящая цель этого избрания состояла в явлении через посредство Израиля Божьего Откровения о спасении абсолютно всем людям, почему Бог и предпринял рассеяние евреев по разным странам. Если современный Израиль думает, что его призвание состоит в чем-то другом, он глубоко ошибается. Но если он этого делать и не собирается, можно ли считать его носителем Божественного Откровения?

Иными словами, в Божьих планах Израиль должен был стать средством достижения Благой вестью всех остальных народов (Быт. 12:1-3; Ис. 49:6; 52:10; Деян. 13:47). В этом состояло его призвание и его отличие от этих народов. Но сказать, что Бог любил Его больше их, мы не можем. Если родитель поручает старшему сыну какую-то опеку над остальными, это нисколько не свидетельствует о том, что он любит его больше их. Потому апостол Павел начал свое Послание к римлянам следующим откровением; «О Иисусе Христе Господе нашем, через Которого мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы, между которыми находитесь и вы, призванные Иисусом Христом» (Рим. 1:4-6).

С помощью данного объяснения мы можем легко ответить на следующий вопрос: «Почему Христос был послан спасать только иудеев (Мф. 15:24; ср. Мф. 10:6)?» В этом состояла определенная Божья стратегия: с помощью обращенных евреев было легче призвать к спасению язычников. Если бы Христос обратил Свою проповедь вначале к язычникам, последние остались бы без каких-либо наставников, поскольку в дальнейшем их просто некому было бы учить. Поскольку же евреи знали о Боге больше, чем язычники, их легко можно было сделать миссионерами и наставниками новообращенных из других народов. Например, такими наставниками язычников и даже Аполлосу стали Акила и Прискилла.  Поэтому сказав такие слова, Иисус на самом деле осуществил первый шаг в Своей далекоглядной стратегии (см. «во-первых иудею, потом и еллину» в тексте Рим. 1:16; см. также Рим. 2:9-10). А, в общем, Павел писал: «Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам» (Рим. 1:14). Потом добавил: «Ибо нет лицеприятия у Бога» (Рим. 2:11).

«А наипаче Своих»

Наши оппоненты ссылаются на тот факт, что Божья любовь имеет различную степень. Если Иисус имел любимых учеников, значит остальные были Им менее любимы. Но разве особая любовь Иисуса Христа к некоторым Его ученикам совершенно не зависела от самих этих учеников? Конечно же, зависела, хотя не их заслугами. Апостола Иоанна Иисус особенно любил не за его безгрешность, а за его веру, не случайно он первым уверовал в то, что Христос воскрес (см. Ин. 20:8). Вторую степень близости к Иисусу имели три Его ученика: Петр, Иаков и Иоанн Зеведеевы. Потом шли двенадцать, а потом семьдесят, причем последний впоследствии отпали. Эта градация любви Иисуса Христа находилась в зависимости (разумеется, не правовой, а моральной) от духовного состояния сердец Его учеников.

Иисус однажды сказал неверовавшим Ему землякам: «Поистине говорю вам: много вдов было в Израиле в дни Илии, когда заключено было небо три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле, и ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую; много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина» (Лк. 4:25-27). Почему для оказания Своей милости Бог избрал вдову Сарептскую и прокаженного сириянина? Они заслужили эту милость, или пытались заслужить? Нет, но потому что они искренно нуждались в Божьей помощи и надеялись на Божью милость. Поэтому они получили эту помощь по их вере, но не делам.

Это значит, что Божьи благословения зависят от нашей веры, хотя и не правовом, а лишь моральном смысле. Поскольку наша верность Богу, выраженная в проявлении своей зависимости от Него, бывает разной, разными по своей степени и являются обретенные с ее помощью Его дары (благословения). Получается, что хотя благословения Божьи могут быть разными, лежащая у их основания Его любовь – одна. Поэтому в своих действиях любовь может приобретать разную степень, но в своей сущности она едина и неделима для всех.

«Наипаче верных»

Еще одним местом Писания, который выдвигается в качестве оправдания данного мнения, является текст 1 Тим. 4:10: «Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живаго, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных». Этот текст хорошо объясняет нам, почему не все люди спасены, т.е. почему Божья любовь имеет разный результат. Фактически, здесь описывается характер применения Божьей любви к разным людям. В каком смысле Бог является Спасителем всех людей? Он предоставляет всем им возможность спасения. Поскольку Он может спасти их всех, в потенциальном смысле Он – их Спаситель (см. «спаситель мира» в тексте Ин. 4:42). А в каком Он является Спасителем «верных»? Верных Он любит наипаче по той причине, что они уже стали полноценными обладателями Его любви, откликнувшись на Его спасительное предложение. Получается, что здесь нет двух разных видов любви, но лишь одна, которая применяется к разным категориям людей различным образом.

Таким образом, все люди обретают Божью любовь в форме всеобщего предложения возможности спасения, но испытать на себе все ее блага во всей их полноте могут только те из них, которые принимают эту любовь личной верой. Остальные будут вынуждены довольствоваться только предложением спасения. Таким образом, данный текст не учит нас о существовании двух категорий людей, одну из которых Бог любит больше, а другую меньше, причем по независящим от них самих причинам. Напротив, этот текст говорит о том, что Божья любовь доступна абсолютно всем людям, но, поскольку она не может принуждать, ее можно принять только на определенных условиях, а точнее: личной верой.

«Им вверено слово…»

В Послании к римлянам апостол Павел говорит о законном преимуществе Израиля перед язычниками: «Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие» (Рим. 3:1-2). Но было ли это преимущество условным? Апостол Павел пишет, что евреи не всегда понимали волю Божью правильно: «Имея такую надежду, мы действуем с великим дерзновением, а не так, как Моисей, [который] полагал покрывало на лице свое, чтобы сыны Израилевы не взирали на конец преходящего. Но умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их; но когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается» (2 Кор. 3:12-16). Стало быть, Израиль времен Павла перестал быть носителем Божественного Откровения, отвергнув его вершину в виде учения Иисуса Христа. Подтверждением этих слов является заявление Самого Иисуса Христа, объявившего Божий дом «пустым» (Мф. 23:38; Лк. 13:35; ср. Мф. 8:12; Лк. 13:28). Иными словами, неверие Израиля (не как верного «остатка», а как целого народа) лишило его прежнего права быть служителем Божьим.

Кстати, здесь содержится аллюзия на следующий текст из книги пророка Исаии: «И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин; и уничтожит на горе сей покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах. Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц, и снимет поношение с народа Своего по всей земле; ибо так говорит Господь» (Ис. 25:6-8). И хотя пророк Исаия говорит о покрывале неведения применимо к положению язычников, Павел, следуя новозаветному Откровению Христа, переносит его смысл на неведение самого Израиля. И это естественно, поскольку непослушание Израиля иногда превышало непослушание язычников (см. напр. Ис. 42:19; Иер. 2:11).

Но как в таком случае понимать следующие слова Павла: «Ибо дары и призвание Божие непреложны» (Рим. 11:29)? Очень просто: непреложными являются лишь «дары и призвание Божье», но не исполнители этого призвания. Кстати, предыдущий стих применяет данную непреложность к частному случаю, а именно: «В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов» (Рим. 11:28). Бог не лишил Своей любви лишь верного или, лучше сказать, верующего «остатка» Израиля. Остальной же Израиль остался «врагом» как Богу, так и язычникам (см. «ради вас»).

Поэтому на Церковь Христа были переложены те обязанности, которые выполнял раньше Израиль, почему Павел добавляет к пророкам также и апостолов (1 Кор. 12:28; Еф. 2:20; 3:5; 4:11; ср. Откр. 18:20). Заметьте, Церковь не была просто включена в понятие «народ Божий», а заменила его собой (Еф. 2:15; Евр. 7:12; 8:7, 13; 8:9; ср.: 1 Пет. 2:10; Рим. 11:30; Еф. 2:11, 13; 5:8; Кол. 1:21). Причиной данной замены является не распятие евреями своего Мессию, как это можно подумать ошибочно, а отвержение ими самого Послания этого Мессии, которое представляло собой «последнее слово Бога», обращенное ко всем людям. «Ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин. 1:17). «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную престола величия на высоте» (Евр. 1:1-3).

Существуют еще два текста, говорящие о непреложности воли Божьей. Поскольку никто не сомневается в самом ее существовании, вопрос может быть поднят только о месте ее использования в Священном Писании. Давайте выясним, не противоречат ли оно нашему мнению.

Рим. 4:16: «Итак по вере, чтобы было по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам».

Евр. 6:17: «Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования

непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву».

Первый текст относит непреложность Божьего обетования, данного верующему Аврааму, но применимому здесь «для всех» народов, а не для одних евреев. При этом эта непреложность предоставляется им «не только по закону», но и «по вере». Оборот «не только, но и» не несет здесь значения «и дела, и вера» в применении к вопросу спасения, но использован для того, чтобы уравнять права евреев и язычников: «и для еврея, и для язычника». Другие тексты Писания, относящиеся к теме спасения, говорят о несовместимости между собой дел и веры, когда вопрос касается спасения. В отличие от язычников, Израиль нуждался не в вере, а в делах, поскольку это возвышало его над ними. Но Павел уравнивает их между собой, чтобы показать общую для обоих этих категорий людей любовь Божью. Второй текст также описывает непреложность Божьей воли применимо к Его обетованию о наследстве, даруемом каждому верующему (см. «наследникам» в ст. 17 и «твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду» в ст. 18).

Оба эти тексты свидетельствуют нам о том, что проблемы за верностью Бога Своим словам никогда не будет. Вопрос не в Его, а в нашей верности. Если Бог непреложно постановил нам соблюсти определенные условия для того, чтобы обрести те или иные Его благословения, а мы их не соблюли, Его непреложность не спасет нас от позора. Зачем же тогда винить в этом нашем провале Его непреложность? Подобное происходит и с благословениями Израиля. Нет ли в прошлых или современных его бедах признаков оставления Божьего? Если есть, то еврейскому народу следует думать уже не о своих правах, а о своем раскаянии перед Богом. А упование на Господа несовместимо с упованием на собственную ловкость и умение. Здесь история Израиля повторяет историю Иакова, не желавшего признаться Богу в своих грехах, т.е. открыть Ему свое настоящее имя «хитрец».

Безусловным ли было избрание Израиля?

Нам хорошо известно, что Бог заключал с Авраамом два завета (один выглядит безусловным, а другой условным), а также давал Соломону два обетования (одно выглядит безусловным, а второе условным). Как это понять? Дело в том, что Бог иногда выражается в общем, а иногда детально. Так вот, в одном случае Он просто извещал Своих людей о Своих планах их избрать, а в других — уточнял условия этого избрания. Сказанное может помочь нам понять вопрос об условном характере самого избрания Божьего. Да, и как же это могло быть иначе, когда любое избрание невозможно без служения? Если же избрание к какому-либо служению условно, тогда не всегда применимо к данному исполнителю.

Каждый еврей хорошо знает те Божьи обетования, которые ему лично нравятся, например:

«И будут цари питателями твоими, и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих» (Ис. 49:23);

«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе… Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Ис. 60:10–12);

«И придут иноземцы и будут пасти стада ваши; и сыновья чужестранцев будут вашими земледельцами и вашими виноградарями» (Ис. 61:5).

Дают ли эти тексты Израилю право требовать от других народов подчинения? Навряд ли. Божье обетование потому и является Божьим,  что должно исполниться без вовлечения плотской человеческой силы. Иными словами, это служение Израилю должно быть только добровольным. Поэтому эти тексты не дают Израилю права на угнетение других народов. Первый текст, конечно же, облечен в сугубо литературную форму. Это значит, что буквально «лизать пыль с ног» израильтян никто не призван. Главная его мысль – забота и провизия для Израиля. В принципе, послужить Израилю — не постыдное дело, особенно если это повелел Господь. Но исполнение этих обетований может пройти мимо тех евреев, которые сами не служат Своему Господу.

Важно понять, что избрание Израиля быть земным носителем Божественного Откровения, как и избрание священников, царей или пророков, никогда не было совершенно безусловным действием Бога. Иоанн сказал об этом так: «Не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3:9). И если умолкнут одни Его свидетели, Бог найдет других: «Если они умолкнут, то камни возопиют» (Лк. 19:40). И этими камнями будут другие народы. Да, любое избрание Божье (кроме корпоративного) не зависит от внешних достоинств избранных, но оно зависит от их внутренних достоинств, под которыми мы понимаем только многогранное выражение человеческой нужды в Божьей милости.

По этой причине пророка Валаама Бог отверг, дом священника Илия поменял на другой, а царя Саула заменил Давидом. По этой же причине Бог лишил Израиль его храма, института царя и даже всей его пророческой миссии. Поэтому избрание не означает безусловности, что было бы равнозначно использованию Богом нечистых средств для достижения благой цели. Если же Богу нужны посредники или исполнители Его воли, то избранными они могут оставаться только до тех пор, пока они сохраняют верность порученной им миссии. Да, они могут ошибаться на этом пути, но полностью оставлять его не имеют права.

И здесь нам следует сделать одну важную оговорку: наша верность своему призванию или служению не означает полноценного сотрудничества с Богом, когда разговор заходит о проявлении верности в вопросе обретения спасения по вере. Это значит, что спасение можно рассматривать и как безусловное (т.е. в смысле его независимости от человеческих заслуг), и одновременно как условное (т.е. в смысле его зависимости о человеческой потребности в Божьей милости). Оба эти аспекта спасения нужно четко отличать один от другого, уважая исключительные права каждого. Таким образом, мы вынуждены признать, что Бог избирает Себе посредников и других служителей для осуществления Своих поручений не принудительным, а добровольным образом. А это значит, что безусловного избрания без добровольного служения не существует.

Заключение

В древние времена узнать имя какого-либо человека означало узнать также и всю сущность этого человека, поскольку имена давались и изменялись, привязываясь к каким-то признакам конкретных людей, обычно представляя реальные или желаемые качества их характера. Когда в жизни человека происходили какие-то кардинальные перемены, его имя всегда подстраивалось под них. Это же произошло и с Иаковом: когда Бог узнал его старое имя, а также его желание получить благословение, Он изменил его на новое, которое теперь стало соответствовать другой сущности Иакова. Так прежний Иаков превратился в новый Израиль. Прошли века и его потомки стали большим народом, но то, как Бог изменил имя его родоначальника, этот народ не забыл. Поскольку произошло это небезусловным образом, Бог продолжает спрашивать Свой народ: «Как имя твое?»

Каково же современное положение Израиля? Он вполне может вернуть себе утраченное некогда положение народа-носителя Божественного Откровения. Некоторые израильтяне сделали это — и Бог обильно благословляет их, как по закону, так и по благодати. Эти люди входят в состав многонациональной Церкви Христа. Могут ли они создать национальную церковь? Конечно, как и любой другой народ, но не по принципу духовного старшинства, а на равных условиях. По крайней мере, по вопросу спасения их доктрина не должна отличаться от всех остальных национальных церквей (см. цыганская, армянская, эфиопская и другие).

Дело немного по-другому обстоит с «мессианскими евреями», которые добавляют к условиям спасения (вере и покаянию) еще и дела. Сами они (как и католики, и православные христиане), конечно же, могут быть спасены, но эта возможность отягчена рядом проблем, самой значительной из которых является проблема умаления полноты духовных даров, принесенных людям Божественной благодатью. И хотя огорчение Бога, вызванное этим обстоятельством, не может привести к потере спасения, мы обязаны предупредить всех таких верующих об опасности упования на свои собственные силы. Действительно, добавление дел в условия спасения не просто усложняет его возможность, но может ее и исключить полностью, поскольку уповать на себя и на Бога одновременно невозможно. Это значит, что окончательно вопрос спасения таковых христиан будет определяться их отношением к данному замечанию.

Кроме того, такая «церковь» поставит серьезные препятствия спасению других людей (как в случае обращения неверующих, так и в случае устояния в спасении верующих). Это значит, что проповедь учения «Евангелие плюс закон» ляжет на таковых людей тяжелым бременем, о котором предупреждал всех верующих Первоапостольский собор и с чем боролся апостол Павел. Иными словами, такая церковь (включая и традиционные христианские церкви), не позволяет прийти к Богу из этого мира самым нерешительным и колеблющимся людям, а также лишает уверенности в своем спасении уже обращенных к Нему. Да и в целом, любовь к Богу плохо уживается с боязнью наказания, вызванной недостатком добрых дел.

Мы обратились к теме избрания Израиля вовсе не по той причине, что нам просто захотелось его раскритиковать. Все мы созданы из одного и того же материала. Наоборот, мы ему очень обязаны тем, что можем учиться на его ошибках. Но мы желаем этому народу только добра. Прошло семьдесят лет, как евреи обрели снова свое государство. Это может нас только радовать, но сам по себе этот факт является скорее не признаком, а лишь условием для действительного их обращения к Богу. Сегодня ширится по всему миру движение «мессианского еврейства», но к нему нужно относиться осторожно по вышеотмеченным причинам. Будет ли «весь Израиль спасен»? Похоже, что в тексте Рим. 11:26 Павел подразумевал то, что Израиль не может быть «весь» спасен без язычников. Поэтому выражение «весь», скорее всего, означает «вместе с язычниками».

В любом случае, мы ожидаем духовного возрождения в Израиле и молимся о том, чтобы он заботился о своем духовном, а не политическом предназначении. Об этом Лион Фейхтвангер писал следующее: «Сейчас мы переживаем третье завоевание Палестины. Если мы хотим, чтобы это завоевание имело смысл, его следует осуществить средствами, отличными от средств силы… В этом особенность истинного еврейского национализма: его смысл заключается в преодолении себя. В противоположность любому другому национализму, он стремится не утвердить себя, а раствориться в едином мире. Раствориться, словно соль в воде, которая, растворившись, становится невидимой и в то же время вездесущей и вечно существующей. Усовершенствованный таким образом сионизм соответствует основной идее еврейства, мессианству» (Фейхтвангер Л. Национализм и еврейство. Лехаим.№81, январь 1999. Эл. издание: https://lechaim.ru/events/natsionalizm-i-evrejstvo).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
4 × 26 =