Печать Каина

Печать Каина

Гололоб Г.А.

«И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле. И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно; вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня. И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его» (Быт. 4:9-15).

В Библии описывается первое убийство одним человеком другого, совершившееся на заре человеческой истории. Оно же научило людей убивать друг друга. С тех пор печать Каина, печать проклятия, лежит на всем человеческом сообществе. Что же лежало у основания убийства Каином своего родного брата, Авеля? Почему этот пример оказался столь заразительным, что самым последовательным образом повторяется во всей истории человечества до наших дней? Прямое его следствие – человеческие войны. Однажды Альбер Камю высказался об этой связи так: «Пусть Каин останется в живых, но сохранит на себе печать осуждения, — вот урок, который нам надобно извлечь из Ветхого Завета, не говоря уже о Евангелии, а не вдохновляться жестокими примерами закона Моисеева» (см. Камю А. Размышления о гильотине / Изнанка и лицо: Сочинения. — М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998). Если задаться вопросом, чем можно доказать одновременно и безумие и жестокость человечества, никто бы не поколебался с ответом – это война. Ниже мы желаем поговорить о том, почему война должны быть осуждена и преодолена человечеством.

Миролюбие в Ветхом Завете

Камю напрасно считал учение Моисея и всего Ветхого Завета жестоким, поскольку именно в нем мы находим множество миролюбивых обещаний Бога:

 «Пошлю мир на землю вашу, ляжете, и никто вас не обеспокоит, сгоню лютых зверей с земли вашей, и меч не пройдет по земле вашей» (Лев. 26:6);

«Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! да призрит на тебя Господь светлым лицем Своим и помилует тебя! да обратит Господь лице Свое на тебя и даст тебе мир!» (Числ. 6:24-26);

«Господь даст силу народу Своему, Господь благословит народ Свой миром» (Пс. 28:11);

«Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и следуй за ним» (Пс. 33:15);

«А кроткие наследуют землю и насладятся множеством мира» (Пс. 36:11);

«Наблюдай за непорочным и смотри на праведного, ибо будущность [такого] человека есть мир» (Пс. 36:37);

«Да принесут горы мир людям и холмы правду» (Пс. 71:3);

«Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения» (Пс. 118:165);

«Просите мира Иерусалиму: да благоденствуют любящие тебя! Да будет мир в стенах твоих, благоденствие — в чертогах твоих! Ради братьев моих и ближних моих говорю я: «мир тебе!» Ради дома Господа, Бога нашего, желаю блага тебе» (Пс. 121:6-9);

«Коварство — в сердце злоумышленников, радость — у миротворцев» (Притч. 12:20);

«Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним» (Прит. 16:7);

«Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором» (Притч. 17:1);

«Господи! Ты даруешь нам мир; ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис. 26:12);

«Итак вы выйдете с веселием и будете провожаемы с миром; горы и холмы будут петь пред вами песнь, и все дерева в поле рукоплескать вам» (Ис. 55:12);

«Я исполню слово: мир, мир дальнему и ближнему, говорит Господь, и исцелю его» (Ис. 57:19).

Мессия назван уже в Ветхом Завете «Князем мира»: «Ибо младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его» (Ис. 9:6-7). И это так, потому что Он принесет людям примирение с Богом ценой Своих страданий: «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53:5). Поэтому суть благовестия Божьего состоит в провозглашении мира: «Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: «воцарился Бог твой!» (Ис. 52:7; ср. Наум. 1:15). Поэтому и Иерусалим назван «жилищем мирным»: «Взгляни на Сион, город праздничных собраний наших; глаза твои увидят Иерусалим, жилище мирное, непоколебимую скинию; столпы ее никогда не исторгнутся, и ни одна вервь ее не порвется» (Ис. 33:20).

Убийство в мирное время и нарушение мирного союза считалось в Израиле греховным деянием (см. Пс. 34:20; 54:21; 119:6-7; Ис. 48:22; 59:8; Мих. 2:8; 3:5). Давид так отзывается о преступлениях своего полководца Иоава: «Ты знаешь, что сделал мне Иоав, сын Саруин, как поступил он с двумя вождями войска Израильского, с Авениром, сыном Нировым, и Амессаем, сыном Иеферовым, как он умертвил их и пролил кровь бранную во время мира, обагрив кровью бранною пояс на чреслах своих и обувь на ногах своих» (3 Цар. 2:5). В другом месте Давид восклицает: «Если я платил злом тому, кто был со мною в мире, — я, который спасал даже того, кто без причины стал моим врагом, — то пусть враг преследует душу мою и настигнет, пусть втопчет в землю жизнь мою, и славу мою повергнет в прах» (Пс. 7:5-6).

Не раз Ветхом Завете большое кровопролитие предотвращалось мудрым советом, как написано: ««Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум, — потому что приобретение ее лучше приобретения серебра, и прибыли от нее больше, нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею. Долгоденствие — в правой руке ее, а в левой у нее — богатство и слава; пути ее — пути приятные, и все стези ее – мирные» (Притч. 3:13-17; ср. Притч. 3:2). Вот несколько примеров:

Когда Давид получил черной неблагодарностью за свои услуги Навалу, то решил ему отомстить. Но ситуацию спасла жена Навала: «Когда Авигея увидела Давида, то поспешила сойти с осла и пала пред Давидом на лице свое и поклонилась до земли; и пала к ногам его и сказала: на мне грех, господин мой; позволь рабе твоей говорить в уши твои и послушай слов рабы твоей. Пусть господин мой не обращает внимания на этого злого человека, на Навала; ибо каково имя его, таков и он. Навал — имя его, и безумие его с ним. А я, раба твоя, не видела слуг господина моего, которых ты присылал. И ныне, господин мой, жив Господь и жива душа твоя, Господь не попустит тебе идти на пролитие крови и удержит руку твою от мщения, и ныне да будут, как Навал, враги твои и злоумышляющие против господина моего. Вот эти дары, которые принесла раба твоя господину моему, чтобы дать их отрокам, служащим господину моему. Прости вину рабы твоей; Господь непременно устроит господину моему дом твердый, ибо войны Господа ведет господин мой, и зло не найдется в тебе во всю жизнь твою. Если восстанет человек преследовать тебя и искать души твоей, то душа господина моего будет завязана в узле жизни у Господа Бога твоего, а душу врагов твоих бросит Он как бы пращею. И когда сделает Господь господину моему все, что говорил о тебе доброго, и поставит тебя вождем над Израилем, то не будет это сердцу господина моего огорчением и беспокойством, что не пролил напрасно крови и сберег себя от мщения. И Господь облагодетельствует господина моего, и вспомнишь рабу твою. И сказал Давид Авигее: благословен Господь Бог Израилев, Который послал тебя ныне навстречу мне, и благословен разум твой, и благословенна ты за то, что ты теперь не допустила меня идти на пролитие крови и отмстить за себя. Но, — жив Господь Бог Израилев, удержавший меня от нанесения зла тебе, — если бы ты не поспешила и не пришла навстречу мне, то до рассвета утреннего я не оставил бы Навалу мочащегося к стене. И принял Давид из рук ее то, что она принесла ему, и сказал ей: иди с миром в дом твой; вот, я послушался голоса твоего и почтил лице твое» (1 Цар. 25:23-35).

«Весь народ Израильский пошел вслед за Иоавом преследовать Савея, сына Бихри. А он прошел чрез все колена Израильские до Авела-Беф-Мааха и чрез весь Берим; и [жители] собирались и шли за ним. И пришли и осадили его в Авеле-Беф-Маахе; и насыпали вал пред городом и подступили к стене, и все люди, бывшие с Иоавом, старались разрушить стену. [Тогда] одна умная женщина закричала со стены города: послушайте, послушайте, скажите Иоаву, чтоб он подошел сюда, и я поговорю с ним. И подошел к ней Иоав, и сказала женщина: ты ли Иоав? И сказал: я. Она сказала: послушай слов рабы твоей. И сказал он: слушаю. Она сказала: прежде говаривали: «кто хочет спросить, спроси в Авеле»; и так решали дело. Я из мирных, верных [городов] Израиля; а ты хочешь уничтожить город, и [притом] мать [городов] в Израиле; для чего тебе разрушать наследие Господне? И отвечал Иоав и сказал: да не будет этого от меня, чтобы я уничтожил или разрушил! Это не так; но человек с горы Ефремовой, по имени Савей, сын Бихри, поднял руку свою на царя Давида; выдайте мне его одного, и я отступлю от города. И сказала женщина Иоаву: вот, голова его [будет] тебе брошена со стены. И пошла женщина по всему народу со своим умным словом; и отсекли голову Савею, сыну Бихри, и бросили Иоаву. Тогда [Иоав] затрубил трубою, и разошлись от города все [люди] по своим шатрам; Иоав же возвратился в Иерусалим к царю» (2 Цар. 20:13-22).

«И послал туда коней и колесницы и много войска. И пришли ночью и окружили город. Поутру служитель человека Божия встал и вышел; и вот, войско вокруг города, и кони и колесницы. И сказал ему слуга его: увы! господин мой, что нам делать? И сказал он: не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними. И молился Елисей, и говорил: Господи! открой ему глаза, чтоб он увидел. И открыл Господь глаза слуге, и он увидел, и вот, вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея. Когда пошли к нему Сирияне, Елисей помолился Господу и сказал: порази их слепотою. И Он поразил их слепотою по слову Елисея. И сказал им Елисей: это не та дорога и не тот город; идите за мною, и я провожу вас к тому человеку, которого вы ищете. И привел их в Самарию. Когда они пришли в Самарию, Елисей сказал: Господи! открой глаза им, чтобы они видели. И открыл Господь глаза их, и увидели, что они в средине Самарии. И сказал царь Израильский Елисею, увидев их: не избить ли их, отец мой? И сказал он: не убивай. Разве мечом твоим и луком твоим ты пленил их, чтобы убивать их? Предложи им хлеба и воды; пусть едят и пьют, и пойдут к государю своему. И приготовил им большой обед, и они ели и пили. И отпустил их, и пошли к государю своему. И не ходили более те полчища Сирийские в землю Израилеву» (4 Цар. 6:14-23).

Мир являлся одним из Божьих благословений, как написано: «О, если бы народ Мой слушал Меня и Израиль ходил Моими путями! Я скоро смирил бы врагов их и обратил бы руку Мою на притеснителей их: ненавидящие Господа раболепствовали бы им, а их благоденствие продолжалось бы навсегда; Я питал бы их туком пшеницы и насыщал бы их медом из скалы» (Пс. 80:14-17). «О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река, и правда твоя — как волны морские» (Ис. 48:18). А если война есть наказание Божье, то Он просто допускает ее начать тем, кто желает этого. Только в этом смысле мы должны понимать такие слова, как: «Я… делаю мир и произвожу бедствия» (Ис. 45:74 ср. Иер. 25:37). Вот почему иногда Бог советовал искать мира даже в повиновении противнику: «Подклоните выю свою под ярмо царя Вавилонского и служите ему и народу его, и будете живы. Зачем умирать тебе и народу твоему от меча, голода и моровой язвы, как изрек Господь о том народе, который не будет служить царю Вавилонскому?» (Иер. 27:12-13). Поэтому даже в неволе Божий народ должен был желать мира своим поработителям: «И заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир» (Иер. 29:7).

В Ветхом Завете также имеются пророчества о наступлении эры всеобщего мира не только в Израиле последних дней, но и во всем мире:

«Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10);

«И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2:4);

«И делом правды будет мир, и плодом правосудия — спокойствие и безопасность вовеки. Тогда народ мой будет жить в обители мира и в селениях безопасных, и в покоищах блаженных» (Ис. 32:17-18);

«И все сыновья твои будут научены Господом, и великий мир будет у сыновей твоих» (Ис. 54:13);

«И поставлю правителем твоим мир и надзирателями твоими — правду. Не слышно будет более насилия в земле твоей, опустошения и разорения — в пределах твоих; и будешь называть стены твои спасением и ворота твои – славою» (Ис. 60:17-18);

«Ибо так говорит Господь: вот, Я направляю к нему мир как реку, и богатство народов — как разливающийся поток для наслаждения вашего; на руках будут носить вас и на коленях ласкать» (Ис. 66:12);

«И возвратится Иаков и будет жить спокойно и мирно, и никто не будет устрашать его» (Иер. 30:10);

«Вот, Я приложу ему пластырь и целебные средства, и уврачую их, и открою им обилие мира и истины, и возвращу плен Иуды и плен Израиля и устрою их, как вначале, и очищу их от всего нечестия их, которым они грешили предо Мною, и прощу все беззакония их, которыми они грешили предо Мною и отпали от Меня. И будет для меня [Иерусалим] радостным именем, похвалою и честью пред всеми народами земли, которые услышат о всех благах, какие Я сделаю ему, и изумятся и затрепещут от всех благодеяний и всего благоденствия, которое Я доставлю ему» (Иер. 33:6-9);

«И заключу с ними завет мира и удалю с земли лютых зверей, так что безопасно будут жить в степи и спать в лесах. Дарую им и окрестностям холма Моего благословение, и дождь буду ниспосылать в свое время; это будут дожди благословения. И полевое дерево будет давать плод свой, и земля будет давать произведения свои; и будут они безопасны на земле своей, и узнают, что Я Господь, когда сокрушу связи ярма их и освобожу их из руки поработителей их» (Иез. 34:25-27);

«После многих дней ты понадобишься; в последние годы ты придешь в землю, избавленную от меча, собранную из многих народов, на горы Израилевы, которые были в постоянном запустении, но теперь жители ее будут возвращены из народов, и все они будут жить безопасно» (Иез. 38:8);

«И будет Он судить многие народы, и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать. Но каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их, ибо уста Господа Саваофа изрекли это» (Мих. 4:3-4);

«И станет Он, и будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего, и они будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим до краев земли. И будет Он мир» (Мих. 5:4-6);

«Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, говорит Господь Саваоф; и на месте сем Я дам мир, говорит Господь Саваоф» (Агг. 2:9);

«Тогда истреблю колесницы у Ефрема и коней в Иерусалиме, и сокрушен будет бранный лук; и Он возвестит мир народам, и владычество Его будет от моря до моря и от реки до концов земли» (Зах. 9:10).

В Ветхом Завете каждому воину, принимающему участие в войнах, оставалось уповать на следующие слова Писания: «Вот, Я исполню слова Мои о городе сем во зло, а не в добро ему, и они сбудутся в тот день перед глазами твоими; но тебя Я избавлю в тот день, говорит Господь, и не будешь предан в руки людей, которых ты боишься. Я избавлю тебя, и ты не падешь от меча, и душа твоя останется у тебя вместо добычи, потому что ты на Меня возложил упование, сказал Господь» (Иер. 39:16-18). И лишь Новый Завет призвал его окончательно отбросить оружие: «Вложи меч в ножны» (Ин. 18:11; ср. Мф. 26:52).

Война и смерть являются результатом человеческого нечестия перед людьми и Богом. Поэтому написано: «Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать, дом Израилев? Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь, и живите!» (Иез. 18:31-32). Как же так случилось, что Бог желает людям мира, а они воюют между собой? Ответить на этот вопрос нетрудно: «Они предпочли войну миру, потому что желают большего, чем им необходимо для нормальной жизни». Получается, в основе захватнических, а порой даже и оборонительных войн лежит желание обогатиться за чужой счет вместо труда собственными руками. В последнем случае правители объявляют своим подданным о возникновении внешней угрозы их благосостоянию. А поскольку лучшей защитой является нападение, всегда находится оправдание любой завоевательной войне. Ниже мы рассмотрим данное положение на примерах из истории.

Кто является идеалом: Иисус или Магомет?

Вольтер в «Английских письмах» сообщает, что в 1726 году, когда он был в Англии, ему довелось присутствовать при ученом споре, участники которого обсуждали вопрос: кто был величайшим из людей — Цезарь, Александр, Тимур или Кромвель? Один из спорщиков заметил, что, без сомнения, величайшим из людей следует считать сэра Исаака Ньютона. Вольтер с ним согласился, так как счел, что «нашего почтения заслуживает тот, кто покорил наши умы силой истины, а не тот, кто поработил нас с помощью насилия».

Майкл Х. Харт, приведя в начале своей книги «Сто великих людей» этот абзац, в рейтинге выдающихся личностей, в наибольшей мере повлиявших на историю человечества, однако, поместил миролюбивого Христа после воинственного Магомета. Разумеется, он либо привел высказывание Вольтера не к месту, либо попутал местами Магомета со Христом. И все же этот автор отмечает в своем Вступлении следующее: «Я счел бы абсурдной идею поставить Ричарда Гатлинга, одного из первых конструкторов автоматического оружия, выше Эйнштейна просто на том основании, что развитие огнестрельного оружия было более важным для истории, чем создание теории относительности». Так чего же мы хотим  больше: войны или мира?

Весьма печально, но войны часто желали сами христиане. Но первоначально не было так. Юлиан Отступник, воспитывавшийся в христианстве, в 362 году сместил христиан со всех административных постов и «отстранил от исполнения правительственных должностей в провинциях под предлогом того, что их собственная заповедь запрещает поднимать меч» (Анджело Пареди. Святой Амвросий Медиоланский и его время. Милан: Христианская Россия, 1991, с. 42). Неожиданная смерть Юлиана Отступника потрясла многих людей того времени, хотя и здесь нашлись кощунники. Так, Иероним вспоминал: когда летом 363 года Юлиан погиб в сражении с персами, один из образованных язычников, живших в Риме, воскликнул: «И после этого христиане могут говорить, что их Бог долготерпелив?»

Приход к власти нового императора сменил гонения на христиан веротерпимостью и предоставлением им права преподавать философию, риторику и другие дисциплины. «Язычник Фемистий, оратор, знаменитый вплоть до времен Феодосия, в речи по поводу вступления Иовиана в консульскую должность 1 января 364 года говорил, что поскольку Бог вложил религиозное чувство в сердце каждого человека, необходимо предоставить каждому возможность чтить Бога так, как ему угодно, не совершая насилия над той свободой, которую Сам Бог дал людям. Законом от 11 января 364 года была восстановлена свобода преподавания» (там же, с. 45). О если бы христиане удовлетворились данным положением вещей, не было бы у них столько позора, сколько мы обнаруживаем и их дальнейшей истории.

Августин первым потребовал от государства подчинения Церкви. Он учил, что поскольку мир на земле может быть достигнут только справедливостью, а последней, несомненно, обладает только церковь, — то государство может получить относительное право на свое существование лишь через подчинение Божьему царству.  Это дало санкцию Церкви на применение «святого» насилия над вначале еретиками, а потом и вообще неверующими людьми. А когда появляется образ врага, непременно заходит речь об обороне. «Когда Церкви угрожают враги ее, она освобождается от велений морали. Великая цель будущего единения освящает любые средства, которые применяет она в борьбе с врагами своими, вплоть до коварства, предательства, подкупа, насилия и убийства. И отдельного человека приносит она в жертву всеобщему благу людскому» (Дитрих фон Нигейм, Епископ Верденский. «Третья книга о расколе», 1411 год). Таким образом, Католическая Церковь руками «христианского» правителя начала использовать насилие в целях преследования еретиков, потом иноверцев и, наконец, безбожников. Эта модель отношения Церкви к государству работала много веков вплоть до появления веротерпимости в Англии времен Джона Локка.

Мало того, именно христиане стояли у истоков первых буржуазных революций (в Англии и в Голландии). Но имел ли право народ забирать власть у своих правителей, кто бы они ни были: вожди племени и рабовладельцы или цари, короли и императоры? Простому народу издавна внушалась крамольная мысль, будто правитель его времени не в состоянии вести себя моральным образом. Поэтому требовалось забрать у него власть и отдать ее другим правителям, якобы более моральным. Так, первобытные люди выступали против своих вождей, поскольку те якобы только пользовались своими подчиненными. Когда же первобытный строй сменился другим, были объявлены эксплуататорами рабовладельцы. После же свержения рабовладельцев, наступила очередь царей, оправдываемая тем же убеждением.

Всегда в основе насильственного свержения существующей власти стояла претензия, будто «такой» правитель совершенно недостоин править, потому что не способен устроить жизнь простого народа. Наконец пришло время разделить царскую власть между крупными промышленниками. Но когда эта цель оказалась достигнутой снова-таки руками и ценой самого народа, был выдвинут новый призыв: теперь не в состоянии устроить жизнь народа на основании справедливых и моральных принципов были уже капиталисты, поэтому нужно было забрать у них власть и отдать народным представителям. Но когда случилось и это, и снова-таки ценой огромных материальных и человеческих потерь, оказалось, что быть моральным не в состоянии уже и сам пролетарий. Круг замкнулся…

Получается, мы пришли к тому, с чего начали – к морали. Но никто из нас не в состоянии вести безупречно моральный образ жизни. Но если таково положение вещей, то должны ли были сами правители защищать свою власть в принципе? Имеют ли они право защищать ее любой ценой или Божественным авторитетом? Если бы они отдали ее без устроения гражданских войн, то сохранили бы жизнь большому числу людей. Все мы одинаково аморальны и потому одинаково нуждаемся в Боге, который только и может преобразить сознание человека. Но люди продолжают бороться и воевать за перераспределение бренных благ, даже не задумываясь над проблемой моральности сознания своих новых правителей. Они никак не могут поверить своим глазам: кто не станет у власти, тот в скорости начинает ею злоупотреблять.

Наибольшим злоупотреблением властью является насилие над людьми. Если бы люди научились достигать своих целей преобразования общества без насилия, не было бы никаких проблем от естественной смены различных общественных формаций. Любая несовершенная форма власти просто обречена уступить место лучшей, так что для этого не нужно никаких революций и войн.

Большинство бывших революционеров, от Спартака и Дантона до Федора Достоевского и Сергея Булгакова, не смогли справиться с требованием своей совести, признав, в конце концов, насилие запрещенным приемом. В конце концов, люди поняли, что личность нельзя приносить в жертву коллективу, поскольку никто в нем не будет верен таким идеалам. Напротив, отдельно взятую личность следует объявить священной, поскольку из таких индивидов и состоит общество. Но что же делать с проблемой нравственного воспитания каждого члена современного общества? Столько набитых шишек, столько потерь, столько фактов истории – а воз насилия, революций и войн и поныне там!

Нам говорят: мораль – это утопия. Она не жизнеспособна, особенно когда на кон поставлено очень многое. Например, может ли командир полка пожертвовать ротой арьергарда, чтобы вывести из-под удара весь свой полк? Можно попытаться избежать этой дилеммы, а если не будет никакой альтернативы? Отдаст ли он такой приказ, зная наперед, к чему он приведет? С точки зрения ценности отдельно взятого человека, бороться нужно за каждого солдата. Они и без глупых приказов жертвуют многим. Но этот подход противоречит тому положению вещей, благодаря которому закон «цель оправдывает средства» есть и останется единственным законом политической этики.

С тех пор, как появились нации и классы, по причине того, что они должны защищаться друг от друга, устройство жизни по христианским заветам всегда откладывалось в долгий ящик. Принцип общинного устройства очень скоро сменился тоталитаризмом, строящим благо избранной элиты на костях всего общества. Начавшись с отдельных личностей в жертву тоталитарному и иерархически устроенному коллективизму очень скоро стали отдавать миллионы. Эти жертвы приравнялись к жертвам войн (кстати, если в войне с Наполеоном на одного убитого француза приходилось три русских солдата, то в войне с Гитлером – на одного убитого немца – семь советских солдат). Во имя защиты страны от врагов даже самое демократическое правительство прибегает к чрезвычайным мерам и вводит законы «переходного» или «временного» периода, в которых решительно каждый пункт противоречит целям Конституции. Свобода слова и свобода совести искореняются с такой бессовестной откровенностью, словно мир никогда не знал про существование Декларации прав человека.

Сегодня Российская федерация тратит огромные средства на модернизацию вооружений и внешнеполитические военные авантюры. В 2020 году расходы на «оборону» составили 3 триллиона 100 миллиардов рублей. Тяжелым грузом ложится на бюджет содержание Росгвардии, расходы на которую составили 244 миллиарда рублей. При этом, если на содержание Президента, его Администрации и правительственных чиновников выделено в этом году 34 миллиарда рублей, то пенсионное обеспечение, финансирование образования, науки и, в особенности, медицины (3% от бюджета), осуществляется по остаточному принципу. Но все эти средства могли быть использованы в мирных целях.

Освобождение от болезни милитаризма

Мы пришли к выводу о том, что для избавления от войн людям необходимо изменить свое сознание. Самым эффективным путем для этого был путь христианства, но не все пожелали (не без повода со стороны худших его представителей) принять этот путь и начали собственные эксперименты. Античное общество жило в полном согласии с философией стоиков: «мудрых боги ведут, а неразумных тащат». Это значило, что каждый человек того времени, включая и аристократию, не мог изменить свой социальный статус, в котором родился. Крестьяне должны были рожать и воспитывать крестьян, а чиновники – рожать и воспитывать чиновников. И даже сыновья солдат, служивших тогда по двадцать и больше лет, должны были рожать и готовить из них будущих солдат. Поскольку никто из бедных слоев населения не желал своим детям такой же доли, как себе, многие вообще уклонялись от создания семьи. И все это по той простой причине, что  «каждый должен следовать своей судьбе».

Этому правилу следовали даже первые христианские императоры. Но постепенно дух Христова учения стал наполнять умы людей другим мышлением, хотя и с большим отставанием. Здесь важно отметить, что первыми утопистами, пожелавшими изменить существующие устои, были христиане. Но, поскольку и среди христиан рано утвердилось учение богословского детерминизма, все несогласные с ним были вынуждены пребывать в положении еретиков. Постепенно в Средние века положение вещей смещалось в сторону освобождения человеческой личности от оков детерминизма даже в самой Церкви, начало которому дал Петр Ломбардский и Фома Аквинский. Но вот прошли эпохи Возрождения и Просвещения и люди достигли освобождения отдельной личности от оков любой формы детерминизма – природной, социальной, государственной и даже рациональной. Но как быть с необходимостью моральной? Если все предыдущие пути преображения общества позволяли использовать в качестве своих средств насилие, то моральный подход к этому вопросу требует категорического отказа от него.

В 1915 году В. Вересаев написал рассказ «Мария Петровна», выражавший горячий протест против начавшейся войны. В марте 1917 г. на вечере в Художественном театре, где присутствовали А. Белый, Е. Трубецкой, Н. Бердяев, М. Волошин, братья Бунины, В. Брюсов, К. Станиславский, В. Немирович, многие начали высказываться за ведение этой войны до победного конца. Когда И. А. Бунин предложил Вересаеву также выразить свою позицию, Вересаев заявил: «Тут собрались сливки русской интеллигенции. Какой бы огромный эффект на весь мир получился, если бы эта интеллигенция, вместо того, чтобы требовать себе Константинополя и разных других лакомых кусочков, заявила бы во всеуслышание: конец войне! Никаких аннексий, никаких контрибуций! Полное самоопределение народов!» «В той среде, где вращался я, — пояснял, вспоминая об этом эпизоде писатель, — это давно стало банальнейшим общим местом. Но здесь это произвело впечатление взрыва бомбы» (Вересаев В. Собр. соч.: В 5 т. Т. 5. М., 1961. С. 457-458).

Теперь мы дошли до необходимости создания такой общественной формации, благодаря которой вначале должна исчезнуть всеобщая воинская повинность, а потом и вообще армии. «Принудительная военная служба — чудовищное изобретение, одно из самых больших зол современности. Кому это нужно: напяливать на людей мундиры и посылать их убивать друг друга? Когда-то рыцари по доброй поле вступали в поединки, война была для них спортом, и ни на что другое они попросту не годились… А теперь мы все должны быть мастерами по уничтожению себе подобных», — заявил Арчибальд Кронин в своем «Памятнике крестоносцу».

Заключение

Проклятие Каина, висящее над головой каждого жителя планеты Земля как Дамоклов меч, все же не является неизбежным, поскольку Библия пророчествует наступление мира в конце человеческой истории. Но в нашей ответственности находится задача подойти к исполнению этого пророчества сознательным, а не принудительным путем. Демократизация общества содействует этому условию и состоит в переходе современной общественной формации в новую (пацифистскую) свою стадию. Это значит, что постепенно, начиная с развитых стран, мир откажется от принудительного призыва на воинскую службу, а потом и вообще от каких-либо армий, как это сделала Япония. Отказ от создания Японией когда-либо в будущем сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил прописан в девятой статье ее Конституции. Кроме нее и Ватикана в этот список входит еще двадцать стран, включая Исландию, Гренаду, Панаму, Монако, Коста-Рику и другие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
12 × 26 =