«Всякую кротость ко всем человекам…»

«Всякую кротость ко всем человекам»

Гололоб Г.А.

«Напоминай им… оказывать всякую кротость ко всем человекам» (Тит. 3:1-2).

Этот текст Священного Писания настораживает своим двойным употреблением слова «всякий, каждый» или «весь, целый», к тому же применимо к глаголу, решительно требующему от нас повиновения воле Божьей. Иными словами, нам странно слышать требование «оказывать всякую кротость по отношению ко всем человекам». Нам более понятно употребление некоторой кротости ко всем человекам, либо всей кротости по отношению к некоторым людям. Почему же нам предписывается оказывать всем людям полноту кротости? Ниже мы попытаемся ответить на этот вопрос.

«Всякая кротость»

Термин «кротость» (греч. «праутос» — кротость, мягкость, ласковость, сдержанность, спокойствие) далеко не в почете в современном употреблении. Тем не менее, он ровно двадцать раз встречается в Новом Завете. Поскольку этому слову существует несколько синонимов: скромность, воздержание, терпение, выносливость, в Ветхом Завете можно обнаружить несколько синонимичных этому терминов (см. напр. Есф. 5:10; Пс. 44:5; 131:1). Однако мы сосредоточим свое внимание, прежде всего, на новозаветном употреблении данного термина.

Термин «всякий, весь» можно понять двояко: либо как «разнообразный», либо «полноценный». Похоже, что у кротости не существует каких-либо разновидностей, а выражение «мудрая кротость» и подобные ему описывают те же самые свойства различным языком. Стало быть, нам следует применить к нему лишь значение «полноценный». Скорее всего, в этом же смысле в Слове Божьем упоминается выражение «всякая нечистота» (Иак. 1:21), т.е. «любая» в смысле своей степени, а не разновидности.

1. Мф. 5:5 «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

2. Мф. 11:29 «возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим».

3. Мф. 21:5 «Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной».

4. Иак. 1:21 «Посему, отложив всякую нечистоту и остаток злобы, в кротости примите насаждаемое слово, могущее спасти ваши души».

5. Иак. 3:8 «а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда».

6. Иак. 3:13 «Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью».

7. 1 Пет. 2:18 «Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым».

8. 1 Пет. 3:4 «но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом».

9. 1 Пет. 3:15 «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением».

10. Рим. 2:4 «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?»

11. 1 Кор. 4:21 «Чего вы хотите? с жезлом придти к вам, или с любовью и духом кротости

12. 2 Кор. 10:1 «Я же, Павел, который лично между вами скромен, а заочно против вас отважен, убеждаю вас кротостью и снисхождением Христовым».

13. Гал. 5:23 «кротость, воздержание. На таковых нет закона».

14. Гал. 6:1 «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным».

15. Еф. 4:2 «со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью».

16. Флп. 4:5 «Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко».

17. Кол. 3:12-14 «Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие,

благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства».

18. 1 Тим. 6:11 «Ты же, человек Божий, убегай сего, а преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости».

19. 2 Тим. 2:25 «с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины».

20. Тит. 3:2 «никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам».

Проанализировав эти тексты, мы можем отметить, что слово «кротость» встречается вместе с такими словами, как: покой, мудрость, добро, молчаливость, благоговение, благость, долготерпение, снисхождение, воздержание, смиреномудрие, любовь, милосердие, правда, благочестие, вера, тихость. Если их классифицировать, то у нас получится несколько групп:

  1. Покой, благоговение, молчаливость, тихость.
  2. Добро, благость, любовь, милосердие.
  3. Долготерпение, воздержание, снисхождение, смиреномудрие.
  4. Правда, благочестие, вера, мудрость.

Выделим из них наиболее главные: покой, любовь, воздержание и благочестие. Из них приоритетное значение должны поделить между собой «покой» и «воздержание». И, наконец, если нам необходимо сделать выбор между ними, то преимущество следует отдать последнему. Таким образом, термин «воздержание» наилучшим образом описывает нам такое качество христианского характера, как кротость.

Что же говорит нам Библия о воздержании? Это качество помогает нам контролировать свои желания, воздерживаясь от различного вида и степени греха – идоложертвенного, блуда, лжи, причинения какого-либо вреда другим или насилия (Деян. 15:20, 29; 24:25; 2 Пет. 1:6; 1 Кор. 7:5, 9; 9:25; Гал. 5:23; 1 Фес. 4:3; 2 Тим. 3:3; Тит. 1:8). Стало быть, кроткий христианин не будет позволять себе заниматься идолопоклонством, блудом, обманом и насилием над другими. Его воля, чувства и желания будут в той или иной мере подконтрольны Духу Святому.

Кроме того слово «кротость» противопоставляется следующим понятиям и качествам: нечистота, злоба, злословие, сварливость, гордость, высокомудрствование, оскорбление словами, клевета, неразумие, бесчинство, нетерпимость, пренебрежение благостью, упрямство, неповиновение, ненависть, сребролюбие, непростительность. Здесь у нас также немало возможностей для создания классификации, поэтому мы можем условно разделить все эти отрицательные качества на следующие обобщающие категории:

  1. Злоба, злословие, сварливость, ненависть.
  2. Нечистота, клевета, неразумие, бесчинство.
  3. Непростительность, нетерпимость, неповиновение.
  4. Сребролюбие, упрямство, пренебрежение благостью.
  5. Гордость, высокомудрие, оскорбление словами.

Выделим главные качества из них: ненависть, бесчинство, непростительность, упрямство и гордость. А теперь определим главное из тех, которые мы выделили: упрямство.

Что же говорит нам Библия об упрямстве? Поскольку оно встречается только в Ветхом Завете (Втор. 32:15; Неем. 9:16; Иез. 2:7; Ос. 4:16), Новый Завет упоминает некоторые его синонимы: жестоковыйность (Деян. 7:51), препирательство (Иак. 4:2), гордость (Мк. 7:22; Иак. 4:6; 1 Пет. 5:5; 1 Ин. 2:16; Рим. 1:30; 11:20; 1 Кор. 4:18; 5:2; 13:4; 2 Кор. 12:20; 1 Тим. 3:6; 6:4; 2 Тим. 3:2; 13:5), противление (Втор. 1:26, 43; 9:7; 1 Цар. 12:14-15; 15:23; Плач. 1:20; Мф. 5:39; 12:14; Лк. 6:7; 13:17; Деян. 5:39; 7:51; 13:8, 45; 14:2; 18:6; 19:23; 20:3; 25:24; 26:11; 28:19; Иак. 4:4; Рим. 7:23; 8:7; 13:2; 1 Кор. 8:12; 11:27; 16:9; 2 Кор 10:5; Гал. 5:17; Еф. 2:2; 5:6; Флп. 1:28; Кол. 3:6; 2 Фес. 2:4; 1 Тим. 1:10; 5:11; 2 Тим. 3:8; 4:15; Тит. 2:8; Евр. 3:18; 10:27; Откр. 12:7).

Наш текст близок по своему содержанию к следующему: «Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко» (Флп. 4:5). Почему же всем людям нужно знать нашу кротость, следует полагать не половинчатую или какую-либо, а полноценную и многообразную?

Потому что кротость представляет собой одно из очевидных преимуществ христианского характера, которое мы должны прямо-таки демонстрировать этому миру, как говорит апостол Петр: «Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2:9). Кстати, слово «оказывать» в нашем тексте означает в оригинале «предоставлять, показывать, являть, доказывать». В этом и состоит наша святость или отделенность от этого мира, у которого этого качества практически нет.

Также определенная связь существует еще с одним текстом: «Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы… не подавали противнику никакого повода к злоречию» (1 Тим. 5:14). Обязанность эта относится не только к одним вдовам, но применима ко всем христианам. Это место показательно тем, что противоречит кальвинистскому принципу о полной испорченности природы грешников, которых фактически уже некуда соблазнять. Быть «полностью» испорченными означает, что невозрожденные люди уже не могут стать хуже, чем уже стали. Но Библия заявляет, что злые люди и соблазнители будут становиться все хуже и хуже (см. «преуспевать во зле» в тексте 2 Тим. 3:13).

Если же даже противникам мы не должны подавать «никакого» повода к злоречию, значит и по отношению ко всем людям мы тем более должны проявлять полноту христианской кротости. Христианская кротость не имела бы никакого смысла, если бы не был Кротким Сам Господь Бог (2 Кор. 10:1; Кол. 3:12-14). И, напротив, если мы искажаем образ Божий, отказывая Ему в таких качествах, как кротость, великодушие и снисхождение, мы подаем противнику повод обвинять Его в безусловном причинении зла во всем мире. Гордый и самодовольный Бог кальвинистов был бы совершенно не способен прощать и миловать грешников.

Христианская кротость представляет собой могучее средство евангелизации, почему нам и предписано «с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим. 2:25). Поскольку кротость дарует душевный покой и доказывает истинную мудрость, она удивляет людей своей «нетленной красотой», вызывая в них интерес к христианской вере. Они еще никогда не видели того, как христиане преуспевают в терпении, как просто ими прощается грех, как они проявляют любовь безусловным образом, в каком непротивлении злу выражается их характер. Знакомство с кротостью христианина воздействует на их совесть так, что у них появляется желание поддаться Божественной благодати, чтобы достигнуть этого же результата. Если бы Савл услышал от побиваемого камнями Стефана лишь одни проклятия в свой адрес, он никогда бы не оказался тронутым теми его словами, которые призывали на его мучителей не Божий гнев, а Божью милость.

«Всем человекам»

Слово «всем» здесь означает не разновидности людей, или их классы или группы, а сумму всех индивидуальностей или личностей. Если Бог любит абсолютно всех людей и желает им спасения (1 Тим. 2:4; Тит. 2:11), тогда понятно требование Писания проповедовать Евангелие не только всем народам, но и всем людям (Лк. 2:10; Деян. 17:30). Это значит, что христианская кротость должна проявляться ко всем людям, а не только к какой-либо одной из всех их разновидностей или групп. Поэтому прочитать этот текст Писания по-кальвинистски невозможно: мы обязаны проповедовать Евангелие всем людям, причем не только вербально, но и собственным поведением, которое должно быть отмечено полноценной кротостью.

Кальвинисты считают, что полноценную кротость можно проявлять только к уже возрожденным людям, поскольку остальные люди ее якобы просто неспособны правильно воспринять, но этот текст не позволяет нам такой «роскоши». В своей проповеди от 1740 года под названием «Благодать» Джон Уэсли говорил о том, что Бог дарует Свои блага абсолютно всем людям, что включает в себя также и дар всеобщей «предварительной» благодати (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4). Он считал закономерным следствием проявления этой благодати существование возможности частичного познания невозрожденным человеком добра и зла, независимо от Божественного Откровения закона, данного в Писании (Рим. 2:12-14). Таким образом предварительная или предшествующая благодать была предоставлена всем людям Богом в качестве основы для обладания ими способностью к определенным разновидностям духовного познания и действия (см. болем подр.: Charles Allen Rogers.The Concept of Prevenient Grace in the Theology of John Wesley (Inc. Ann Arbor, MI., 1968),РР. 25-26).

Но Уэсли выразился здесь недостаточно точно. Одна из неточностей его высказываний состоит в том, что он приписывал всем людям полноту Божественной благодати, не делая различия между «предварительной» и «оправдывающей» разновидностями этой благодати по степени их воздействия на людей. Для Уэсли и его последователей вера и дела – лишь разные стадии проявления одной и той же благодати – до уверования и после уверования. Но в действительности эти стадии отличаются друг от друга в степени предоставления Божественного Откровения или благотворного воздействия на души еще необращенных людей.

Не различая между собой обе эти разновидности благодати Божьей по степени из воздействия на людей, Уэсли считал, что «предварительная» благодать для всех людей даруется безусловным, а значит и принудительным образом. Фактически здесь он смешал между собой два совершенно разные действия: предоставление Богом всем людям способности искать своего спасения и пользование этой способностью самими людьми. Первое дает Бог, и оно действительно независимо от нас, но второе проявляется у всех людей по-разному, поскольку входит в исключительную ответственность каждого человека в отдельности.

Кром этого, Уэсли ошибочно думал, что способность искать своего спасения восстанавливается Богом в момент рождения каждого человека, тогда как она никогда и не покидала согрешившего Адама и в нем все его многочисленное потомство. Иными словами, способность к вере и покаянию оставалась у всех людей со времени грехопадения Адама, а не восстанавливалась в какое-то другое время человеческой истории или их личной жизни. Мало того, безусловное наделение Богом всех людей способностью верить и каяться подвергалось нареканию, поскольку подразумевало то, что Бог мог таким же принудительным способом полноценно спасти всех людей.

Джону Уэсли следовало отнести к результатам действия «предварительной» благодати не полноту всех благ Божественной милости, а лишь некоторую их часть, при помощи которой невозрожденный человек лишь подготавливал себя к принятию спасения даром, а не заслуживал его при помощи тех дел, совершить которые ему уже помогала эта благодать. Иными словами, Уэсли неоправданно ожидал от «предварительной» благодати возвращения грешнику способности к проявлению не только полноценных веры и покаяния, но и полноценных добрых дел, что на самом деле относится лишь к результатам «оправдывающей» или спасительной благодати. Неосмотрительное причисление Уэсли к возможностям грешника вполне законной способности к проявлению веры и покаяния еще и недопустимую способность к совершению добрых дел предоставило кальвинистам право обвинить его не только в полупелагианстве, но и в самом пелагианстве, поскольку благодать у него превращалась лишь в простое средство заслуживания человеком своего спасения.

Одним словом, Уэсли неосторожно смешал между собой условия и следствия разных видов Божественной благодати. Скорее всего, данная ошибка возникла из-за традиционного представления о том, что Бог предвидит не только будущую веру грешника, но и его будущие дела, которые он уже сможет совершать при наличии этой веры. Но тот факт, что Бог предвидит в жизни каждого человека абсолютно все, включая и неверие и практические грехи, вовсе не означает того, что абсолютно все из предвиденного Им имеет одинаковое отношение к спасению. Напротив, нечто из предвиденного Им будет относиться не к условиям, а к последствиям спасения, а именно: добрые дела, в их отличии от желания грешника верить и каяться.

Таким образом, мнение некоторых арминиан, состоящее в том, что благодать  Бога лишь предоставляет всем людям новый шанс заработать себе спасение при помощи осуществления добрых дел, следует признать доктринально ошибочным. Сказанное относится также и к еще одному, похожему на него, мнению о том, что в благодати Христа мы обретаем себе единственное средство (т.е. не просто способность) заслужить или заработать себе спасение. Оба эти мнения представляют собой нарушение евангельской истины о даровом характере всего христианского спасения, а не только его возможности, осуществляемой к тому же еще и по делам. Некоторым современным богословам (даже арминианского направления в сотериологии) следовало бы прислушаться к данном замечанию.

Заключение

Выше мы попытались дать ответ на вопрос о том, почему христиане должны проявлять полноту Божественной кротости по отношению ко всем грешникам. Наше изучение текста Тит. 3:1-2 позволило нам сделать следующие выводы:

  1. Каждый грешник обладает способностью к проявлению покаяния и веры, которая предоставлена ему универсальным и непринудительным воздействием т.н. «предварительной» благодати Божьей.
  2. На верующих людей возложена обязанность демонстрировать перед секулярным миром преимущества христианской жизни для того, чтобы пробудить в них желание последовать за Христом.
  3. Одним из главных преимуществ веры во Христа является христианская кротость, предполагающая непротивление злу насилием.

Оказывается, данное повеление представляет собой составную часть основной Божьей цели – спасти всех людей. Поскольку Бог имеет дело с сознательными существами, эту цель невозможно достигнуть при помощи насилия, пусть даже самого святого. Вместо этого мир спасет «красота» Божественной кротости, явленной в нашей личной жизни. Данное утверждение должно резко ограничить христианских миссионеров в их желании спасать грешников при помощи одного лишь обличения их грехов. Обличение грешников в их преступлениях против Бога полезно лишь в тех случаях, когда человек по своей невнимательности упустил из вида какой-то свой грех, нуждающийся в исповедании перед Богом. Доказывать же ему эту его вину, как и неправоту, мы просто не имеем права в силу существования данного повеления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
25 × 12 =